Репортаж: в Верховном Суде слушается дело о запрете религии Свидетелей Иеговы

 

5 апреля 2017 года в Верховном Суде России начались слушания по иску о ликвидации Свидетелей Иеговы. Ведется текстовый репортаж из зала суда.

5 апреля 2017 г.Свернуть
10:58

Большой красивый зал судебных заседаний переполнен. Присутствует более 200 человек, включая многочисленных журналистов, представителей общественных организаций, зарубежных посольств. Слушания начались в 10:30.

Чуть менее 250 человек остались на улице ждать результатов слушания. Улица Поварская в Москве заполнена автомобилями с передающими телевизионными антеннами. Происходящее снимают многочисленные камеры. Из полицейских раций периодически доносятся сообщения «Все спокойно, без происшествий». В зале представители посольств и зарубежных организаций в наушниках слушают перевод процесса.

Дело слушает судья Ю. Иваненко. Сторону ответчика, «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России», представляют 6 человек, включая Василия Калина из руководящего комитета и адвокатов. Представитель Минюста России — Светлана Борисова. Приобщены к делу возражения ответчика вместе с приложениями в 35 томах.

Суд разрешил фотосъемку и видеозапись только при оглашении итогового акта. Однако для аудиозаписи препятствий нет. В зале присутствуют около 40 представителей СМИ, они занимают первые ряды в зале.

11:00 Суд отказался принять встречный иск о признании действий Минюста политическими репрессиями. Судья посчитал принятие возражений на иск достаточной мерой защиты для ответчика.
11:15 Представители Свидетелей Иеговы ходатайствуют о допуске к участию в деле представителей всех 395 местных религиозных организаций. Адвокат Женков: «Если верующие по всей России будут лишены своих прав, пусть они услышат это здесь в суде». Местные религиозные организации, вопреки логике Минюста, не являются структурными подразделениями друг друга, но самостоятельными юридическими лицами.
11:20 Адвокат Омельченко приводит пример: «По логике Минюста, получается, надо вынести приговор: „Расстрелять атамана. И весь его взвод“».
11:25 Суд отказал в привлечении к делу 395 местных организаций в качестве соответчиков.
11:30 Свидетели Иеговы попросили суд разрешить аудиотрансляцию судебного заседания. Суд отказал.
11:35 Адвокаты Свидетелей Иеговы просят суд отложить слушания до вынесения решения по другому делу в другом суде. Речь идет про обжалование в суде распоряжения Минюста о приостановлении деятельности организаций.
11:42 Министерство юстиции возражает, поскольку считает, что у Минюста было полное право приостановить деятельность организаций.
11:45 Суд отказал в отложении слушания.
11:50 Адвокат Омельченко ходатайствует об оставлении иска Минюста без рассмотрения. Истцом не соблюден досудебный порядок урегулирования претензий к 395 общинам Свидетелей Иеговы. Прежде чем выступить с иском о ликвидации 395 местных религиозных организаций Свидетелей Иеговы, государственные органы, согласно закону, должны были вынести официальные предупреждения каждой из них и предоставить время на их исправление.
11:55 Вторая причина для оставления без рассмотрения данного иска заключается в том, что в судах России уже рассматриваются аналогичные дела о ликвидации и признании «экстремистскими» 2 из 395 местных организаций Свидетелей Иеговы (в Карачаево-Черкесии и Самарской области).
12:05 Суд отказал в удовлетворении ходатайства об оставлении иска Минюста без рассмотрения.
12:10 Представители Свидетелей Иеговы просят отложить слушания на одну неделю в связи с тем, что Минюст направил исковое заявление ответчику несвоевременно. Оно поступило по почте только 28 марта 2017 года. Кроме того, Минюст предоставил ответчику не все документы, на которые ссылается в исковом заявлении.
12:17 Минюст не возражает против отложения дела.
12:19 Суд отказал в отложении дела.
12:20 Адвокат Женков ходатайствует о приостановлении дела в связи с тем, что в ряд российских судов поданы заявления о рассмотрении вступивших в силу решений судов по вновь открывшимся обстоятельствам. Речь идет о пересмотре вступивших в силу дел о ликвидации 8 местных религиозных организаций (МРО) и о внесении 88 публикаций Свидетелей Иеговы в ФСЭМ. Дело в том, что все те решения судов были вынесены без привлечения Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России, поскольку Минюст настаивал, что решениями судов в отношении МРО не затрагиваются права «Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России». В данном же деле Минюст изменил позицию и теперь все обвинения, выдвигаемые в адрес МРО, вменяются Управленческому центру.
12:30 Минюст возражает против приостановления, считая, что в делах с участием МРО участвовали те же юристы, что и в деле о ликвидации Управленческого центра.
12:33 Суд удалился в совещательную комнату.
13:50 Суд вышел из совещательной комнаты. В приостановлении дела отказано.
13:55 Адвокат Женков заявляет ходатайство о привлечении к участию в деле специалистов, а именно религиоведов и лингвистов. Специалисты могут прояснить, настолько ли опасны тексты, которые лежат в основе требования Минюста о запрете целой религии в России.
14:00 На вопрос судьи, предлагают ли юристы устроить «ревизию» решений судов, которыми литература была включена в ФСЭМ, адвокаты пояснили, что данные сведения будут важны для выяснения соразмерности требований Минюста.
14:04 Представитель Минюста возражает против допуска специалистов к слушанию.
14:05 Суд отказал в привлечении специалистов к слушанию дела.
14:06 Адвокат Женков просит привлечь к участию в деле 9 иностранных юридических лиц, представляющих религиозные объединения Свидетелей Иеговы в странах Европы. Причина заключается в том, что Минюст в своем иске просит суд конфисковать объекты недвижимости, принадлежащие этим организациям.
14:14 Суд отказал в привлечении иностранных организаций к участию в деле.
14:15 Адвокат Омельченко заявляет ходатайство о привлечении к участию в деле в качестве заинтересованных лиц восьми граждан России, которые были реабилитированы как жертвы политических репрессий. Эти люди присутствуют в зале. Адвокат убедительно доказывает, что в случае удовлетворения иска эти люди из реабилитированных превратятся в «экстремистов».
14:20 Минюст считает, что суд решает вопрос о ликвидации юрлиц, это не касается отдельных граждан. В своей реплике адвокат Женков напомнил, что подобными соображениями руководствовались советские власти, запрещая религию Свидетелей Иеговы, однако репрессии больно ударили именно по людям, вследствие чего они были реабилитированы.
14:25 Суд отказывает в удовлетворении ходатайства.
14:30 Адвокаты ходатайствуют о допросе отдельных граждан, последователей религии Свидетелей Иеговы, которые могут засвидетельствовать о том, какие меры были предприняты Свидетелями Иеговы для недопущения экстремистской деятельности.
14:35 Минюст не возражает. Суд удовлетворил.
14:40 Адвокаты заявляют ходатайство о допросе в качестве свидетелей лиц, признанных жертвами политических репрессий. Минюст возражает. Суд отказывает.
14:43 Представитель Свидетелей Иеговы М. Новаков заявляет ходатайство о допросе в качестве свидетелей лиц, которые были очевидцами фальсификаций доказательств против верующих в делах, которые Минюст использует в своем иске как «новые доказательства правонарушения».
14:45 На возражение судьи о том, что речь идет о вступивших в силу решениях, Новаков поясняет, что в данном деле не может использоваться преюдициальный подход, поскольку речь идет о разных субъектах права. Суд обязан непосредственно исследовать доказательства. Новаков рассказывает суду об обстоятельствах подбросов и лжесвидетельских показаний в ряде городов России.
15:00 Минюст возражает, мотивируя тем, что данный допрос, по их мнению ведомства, нацелен на «на пересмотр вступивших в силу решений». Суд отказал в допросе свидетелей фальсификаций доказательств против местных организаций Свидетелей Иеговы.
15:05 Адвокат Омельченко ходатайствует об истребовании из судов изданий, которые были признаны «экстремистскими» и которые легли в основу данного иска о запрете религии Свидетелей Иеговы. Адвокат подчеркивает, что это необходимо для исследования вопроса о том, достаточно ли опасны эти высказывания, чтобы на этом основании существенно ограничить право 300 тысяч граждан России на свободу вероисповедания. Он обращает внимание на требование законодательства о том, что ограничения должны быть оправданны и соразмерны конституционно значимым целям.
15:15 Омельченко приводит примеры высказываний в публикациях Свидетелей Иеговы, из-за которых эти публикации были признаны экстремистскими.
15:16 Омельченко объясняет, что суд должен исследовать, настолько ли опасны высказывания в указанной литературе, что они оправдали бы ограничение прав сотен тысяч граждан.
15:20 Минюст возражает. Суд отказывает в истребовании литературы, признанной экстремистской.
15:21 Право заявлять ходатайства переходит к административному истцу. Представитель Минюста просит приобщить к делу несколько судебных актов, которые не были приложены к исковому заявлению. Ведомство, не имея их на руках, поспешило сослаться на них в своем иске. И только теперь, получив их, просит приобщить их к делу.
15:25 Ответчик возражает. Суд, посовещавшись на месте, удовлетворяет ходатайство Минюста.
15:28

Суд объявил перерыв до 6 апреля 2017 года 14:00.

6 апреля 2017 г.НаверхСвернуть
12:00

Погода в Москве теплая и солнечная. Возле входа в суд образовалась многочисленная людская очередь. Работают телевизионные журналисты. Среди присутствующих царит спокойная, доброжелательная атмосфера. Заметны повышенные меры безопасности. Непосредственно у входа стоит автобус с сотрудниками полиции. На входе осуществляется тщательный досмотр. Внутрь здания не пропускаются никакие жидкости. Сотрудники Верховного суда, организующие слушания, выполняют свою работу профессионально и слаженно. Несмотря на большое количество слушателей, нет никаких сбоев.

14:30 Слушание началось с ходатайства ответчиков о приостановлении слушания в связи с тем, что поданы частные жалобы на вчерашние отказы суда в удовлетворении большинства из 17 заявленных ходатайств. Слушание должно быть приостановлено до вынесения решений по этим жалобам.
14:33 Минюст возражает против приостановления слушаний. Суд удаляется в совещательную комнату.
14:37

Суд отказывает в удовлетворении ходатайства о приостановлении слушания.

Адвокат Омельченко ходатайствует о приобщении к делу материалов, которые могут свидетельствовать о политических мотивах преследования Свидетелей Иеговы. Речь идет о документах зарубежных организаций, таких как ООН, ОБСЕ, об официальных заявлениях правозащитных организаций, а также об архивных документах.

14:40

Суд решил удовлетворить ходатайство о приобщении данных материалов.

Суд докладывает суть дела и предоставляет слово Минюсту.

14:45 Представитель Минюста Борисова приступает к изложению доводов, обосновывающих необходимость запрета всех организаций Свидетелей Иеговы в России. Она перечисляет решения судов, вынесенных против местных религиозных организаций (МРО) Свидетелей Иеговы.
15:12

Завершая свое выступление, представитель Минюста просит суд ликвидировать все организации Свидетелей Иеговы, удалить их из реестра юридических лиц и запретить их деятельность. Просит конфисковать имущество и обратить решение суда к немедленному исполнению (то есть не дожидаться вступления решения в законную силу).

Судья задает представителю Минюста встречный вопрос: почему Минюст просит одновременно и ликвидировать юрлица и запретить их деятельность. Судья недоумевает: как можно запретить то, что больше не существует. Он уточняет, требует ли Минюст запретить и все незарегистрированные группы? Представитель Минюста объясняет, что не просит их запретить, потому что Свидетели Иеговы не предоставили ведомству информацию о незарегистрированных группах.

15:16 Новый уточняющий вопрос судьи: на каком основании Минюст применяет преюдициальный подход к Управленческому центру, если центр не привлекался к участию в делах. Преюдиция применима в случае уже вступивших в силу решений (то есть суд опирается на них как уже на установленный факт) только в отношении тех же самых субъектов права. Соответственно, решения судов вынесенные в отношении МРО не могут иметь преюдициальную силу в отношении централизованной организации.
15:17 Представитель Минюста аргументирует, что Управленческий центр знал об этих судебных делах, и адвокаты центра присутствовали на них.
15:20 Минюст в своем иске утверждает необходимость ликвидации религиозных организаций в связи с тем, что организации, по их мнению, нарушают права граждан. Суд задает представителю Борисовой очередной уточняющий вопрос: какие именно права граждан нарушаются? Борисова сообщает, что это право на получение медицинского лечения. По их данным, организации препятствуют гражданам получать медицинское лечение. В ответ на гул в зале судья просит присутствующих сдерживать эмоции.
15:24 Судья спрашивает, есть ли у Минюста доказательства их утверждения насчет медицинского лечения. Минюст не готов их предоставить. Судья снова недоумевает, ведь Минюст совсем недавно провел масштабную проверку Свидетелей Иеговы и, если такие факты были, они должны были быть выявлены.
15:25 Судья просит Минюст пояснить их утверждение, что деятельность Свидетелей Иеговы представляет угрозу общественной безопасности. Минюст говорит об угрозе для неопределенного круга лиц.
15:30 Судья спрашивает у представителя Минюста, если они просят запретить деятельность Свидетелей Иеговы, окажутся ли верующие, собравшиеся для молитвы, под угрозой уголовного преследования. Минюст: «Да, если суд сочтет их виновными в нарушении ст. 282.2 УК РФ».
15:34 Судья спрашивает у представителя Минюста о Федеральном списке экстремистских материалов (ФСЭМ) Минюста России. Суд интересует вопрос: пересматривает ли Минюст этот список? Представитель Минюста неуверенно сообщает суду, что иногда этот список может пересматриваться.
15:39 Судья передает ответчикам возможность задать вопросы Минюсту.
15:40 Адвокат Женков прежде всего просит суд отказать в принятии копии решения суда, которое несколько минут назад Минюст представил суду. В решении суда описывается случай, когда некие родители привезли в больницу больного ребенка. Врачи диагностировали низкий уровень гемоглобина и предложили лечение лекарственными средствами либо переливание донорской крови. Родители предпочли лекарственные препараты, однако больница обратилась в суд с требованием предоставить ей карт-бланш на использование донорской крови. В решении также упоминается о том, что угрозы жизни не было, речь шла о плановом лечении. Адвокат обращает внимание, что в решении суда нет упоминания ни одной из организаций Свидетелей Иеговы.
15:50 Судья спрашивает представителя Минюста: если нет упоминания Свидетелей Иеговы, то какое отношение данный документ имеет к данному делу.
15:53 Судья откладывает вынесение определения о приобщении данного документа.
15:54 Адвокат Женков начинает задавать вопросы представителю Минюста. Первый вопрос: есть ли у Минюста сведения о каких бы то ни было правонарушениях, которые совершены под влиянием литературы Свидетелей Иеговы, внесенной в ФСЭМ. Ответ представителя министерства: «Нет, таких сведений у нас нет».
15:57 Адвокат Женков уточняет у представителя Минюста, правильно ли понимает ответчик, что претензии Минюста сводятся к трем пунктам: 1) ввоз экстремистской литературы, 2) финансирование МРО, 3) непринятие действенных мер для предотвращения экстремистской деятельности. Минюст подтверждает, что это верное понимание, однако сюда должно быть добавлена 4) «угроза нарушения прав человека и гражданина».
16:00

Адвокаты безуспешно пытаются выяснить, какие именно нарушения прав человека имеются в виду.

Женков пытается прояснить пункт «непринятие действенных мер для предотвращения экстремистской деятельности». Он спрашивает, известно ли Минюсту о своевременных письмах, направленных центром Свидетелей Иеговы всем МРО, о включении определенных материалов в ФСЭМ? Минюсту известно. Следующий вопрос: что, по мнению министерства, было бы действенной мерой? Минюст не знает точного ответа на данный вопрос. Адвокат спрашивает у представителя Минюста, есть ли такой критерий экстремистской деятельности, как бездействие? Всем очевидно, что такого критерия нет.

16:10 Женков спрашивает, известно ли Минюсту, что материалы, признанные экстремистскими, составляют 0,1 % всей литературы Свидетелей Иеговы. Минюсту это неизвестно. Известно ли Минюсту, что Ростовский областной суд, признавший 34 публикации Свидетелей Иеговы экстремистскими, одновременно отказался признать экстремистскими десятки других?
16:19 Женков уточняет, известно ли Минюсту что литература не ввозится в Россию уже два года. Минюсту это известно. Тогда возникает закономерный вопрос, почему именно в 2017 году Минюст поставил вопрос о ликвидации. Минюст не может привести факты, подтверждающие, что в течение последних 12 месяцев Управленческий центр распространял «экстремистскую» литературу.
16:13 Минюст сообщает, что в ФСЭМ не указывается дата внесения материалов в этот список.
16:24 Судья спрашивает у представителя министерства, можно ли предъявлять претензии религиозной организации, а также таможне за то, что в страну ввезены материалы которые в будущем будут признаны экстремистскими? Как заранее узнать, что тот или иной материал будет включен в ФСЭМ. Представитель Минюста: никак, только обратиться к ФСЭМ.
16:30 Представитель ответчика Юрий Топоров пытается выяснить, что Минюст вкладывает в понятие «структурное подразделение всемирной организации Свидетелей Иеговы». Что такое «всемирная организация»? Это какое-то юрлицо? Минюст считает, что нет, речь идет о некоем каноническом понятии. Что такое «структурное подразделение»? Речь идет о юридическом понятии? Нет, скорее каноническая связь. Очередной вопрос: в каком тогда смысле Минюст использует этот термин применительно к МРО, говоря, что они являются «структурными подразделениями Управленческого центра»? В каноническом или юридическом? Представитель Минюста считает, что это тождественно.
16:37 Топоров пытается выяснить, может ли по закону об экстремизме быть вынесено предупреждение «структурному подразделению» без вынесения самой организации. Минюст вынужден признать, что предупреждение должно быть вынесено всей организации.
16:40 Закономерный вопрос Топорова: если предупреждение было вынесено местной религиозной организации и не вынесено Управленческому центру, то как тогда эта местная организация может быть «структурным подразделением» центра? Никак.
16:42 Минюст теперь считает, что вынесение предупреждения «структурному подразделению» не запрещено законом, а значит, прокуратура могла это сделать. Что не запрещено, то разрешено. Судья уточняет у представителя министерства, направлялись ли тогда хотя бы какие-нибудь уведомления религиозной организации (Управленческому центру)? Нет сведений о том, чтобы такие уведомления направлялись.
16:46 Новый вопрос Топорова к Минюсту. Предусматривает ли закон о противодействии экстремизму возможность ликвидировать «структурное подразделение» без ликвидации самой организации? Представитель Минюста: «Согласно вашей трактовке, не предусматривает». Судья просит ответчика принять ответ министерства как есть.
16:53 Вопросы Минюсту задает адвокат Омельченко. Он спрашивает, есть ли в Министерстве юстиции подразделение, способное ответить, когда именно в Федеральном списке экстремистских материалов появилась определенная книга. Минюст считает, что ответ на этот вопрос может быть получен по судебному запросу.
16:56 Омельченко спрашивает о федеральных центрах судебной экспертизы при Минюсте России. Он обращает внимание, что эти центры приходили к диаметрально противоположным выводам о наличии или отсутствии признаков экстремизма. Вопрос Омельченко: как это могло быть возможно? Представитель министерства не знает. Следующий вопрос: почему Минюст поддерживал только негативные выводы экспертов и не поддерживал положительные? Неизвестно. Инициировал ли Минюст пересмотр решений в тех случаях, когда имелось такое противоречие? Представителю такие факты неизвестны.
16:58 Омельченко напоминает, что ранее сегодня суд задавал вопрос Минюсту о том, инициировало ли министерство пересмотр списка экстремистских материалов после того, как были внесены поправки в закон, например о том, что Библия и цитаты из нее не могут быть признаваемы экстремистскими материалами. Никаких подобных инициатив со стороны Минюста не было.
17:07 Вопросы представителю Минюста задает представитель ответчика Максим Новаков. Он пытается выяснить, известны ли Минюсту обстоятельства тех событий, которые вменяются Свидетелям Иеговы как «экстремистская деятельность». Например, знают ли они, для чего перед обысками у Свидетелей Иеговы спецслужбы обесточивали целые кварталы, в которых находятся богослужебные здания. Минюст фактических обстоятельств не знает. Других вопросов у стороны ответчика к Минюсту нет.
17:13 Суд объявляет перерыв в судебном заседании до 7 апреля 2017 года 10:00. Вход в здание будет открыт с 9:00.
7 апреля 2017 г.НаверхСвернуть
9:00

В Москве моросит мягкий дождь. Вдоль фасада Верховного суда растянулась большая очередь тех, кто пришёл на процесс в качестве слушателей. У здания суда на Поварской улице припаркован большой автобус, полный явно скучающих сотрудников полиции. Столь громкий процесс, похоже, нерядовое событие для работников суда. Однако удивительное спокойствие, которое, несмотря на явное волнение, сохраняют сотни верующих, лучше всяких слов убеждает в том, что экстремизм — это не про них.

9:40 Большой зал Верховного суда понемногу наполняется слушателями и журналистами.
10:00 Процесс начался с вопросов суда к представителю Минюста. Суд пытается разобраться с тем, что истец вменяет Управленческому центру в вину эпизод из 2014 года, когда, по сведениям министерства, Управленческий центр ввез в Россию публикацию, которая впоследствии будет признана экстремистским материалам. Суд интересует вопрос, как могла религиозная организация знать, что книга будет признана экстремистской, если ее нет в ФСЭМ.
10:10 Суд пытается понять, на какую норму закона опирается Минюст, утверждая, что местные религиозные организации (МРО) являются «структурными подразделениями» Управленческого центра. Минюст считает, что это логично, поскольку организации читают одну и ту же литературу и связаны между собой. Суд спрашивает, насколько в таком случае это отвечает требованиям правовой определенности. Не нарушит ли это закрепленное Европейской конвенцией право на свободу вероисповедания? Ведь было отказано в привлечении 395 организаций к участию в деле в качестве соответчиков. Вопросы остаются без внятных ответов.
10:20 Судья спрашивает у представителя Минюста, на основании чего они утверждают, что финансирование МРО Управленческим центром является именно финансированием «экстремистской деятельности»? Чем это объективно доказывается? Если ничем, то на чем тогда основаны претензии Минюста?
10:28 Очередь давать объяснения переходит к ответчикам. Однако прежде всего адвокат Омельченко ходатайствует о приобщении к делу выписок из «Российской газеты» с датами внесения в ФСЭМ тех или иных публикаций. Суд приобщает.
10:35 Первым выступает Василий Калин, председатель руководящего комитета «Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России». Законны ли сегодняшние старания запретить Свидетелей? За 26 лет центр не привлекался к ответственности за экстремизм. «Если мы все эти годы были хорошими, то в какой момент мы стали экстремистами?» Если запрет случится, будет нанесён существенный вред, и преследования уже начались. Люди будут преследоваться только за совместное чтение Библии, и мы это уже проходили. Нас уже поставили в один ряд с такими организациями, как Талибан, Аум Сенрикё и другие. Позиция Свидетели Иеговы неизменна: подчиняться властям, молиться за них. Всегда придерживаются принципов миролюбия.
10:45

Калин рассказывает обстоятельства репрессий этой религии в СССР, которые он помнит сам. Он показывает суду удостоверение реабилитированной жертвы политических репрессий. Он спрашивает, какое теперь удостоверение хочет ему и его единоверцам выдать Минюст? Действия Минюста отбрасывают страну в прошлое.

Полный текст выступления Василий Калина

10:50 Выступает заместитель Калина, Сергей Черепанов. Он рассказывает, какие меры были приняты центром Свидетелей Иеговы для профилактики экстремизма.
10:57 Черепанов упоминает, что центр Свидетелей Иеговы в списке опаснейших организаций. Он не юрист, но думает, что действия министерства уводят борьбу с экстремизмом по ложному следу. В последние годы в отношении Свидетелей Иеговы было возбуждено 20 уголовных дел по статье экстремизм. Хотя большинство дел завершилось оправдательными приговорами, права верующих были существенно нарушены, а их жизнь омрачена.
11:05 Черепанов упоминает случаи подбросов и фальсификаций, которые были заявлены в правоохранительные органы, однако полностью проигнорированы полицией и другими органами. Нет никаких сомнений в том, что центр Свидетелей Иеговы предпринял все возможные меры для противодействия экстремизму. Заместитель генпрокурора, который год назад подписал предупреждение Свидетелям Иеговы, отказался от встречи, на которой можно было бы прояснить, какие еще меры надзорный орган мог бы ожидать от Свидетелей Иеговы.
11:13

С экстремизмом борются во всем цивилизованном мире. Однако только в России за это преследуют Свидетелей Иеговы, богослужения которых в мире посещают около 20 миллионов человек. Преследовать их в России значит бросить вызов всем тем странам, где Свидетели Иеговы свободно исповедуют свою веру. На этом Черепанов заканчивает свое выступление и просит приобщить к делу тезисы его выступления.

Полный текст объяснения Сергея Черепанова (PDF, 226 КБ)

11:15 Выступление адвоката Женкова. Он убедительно доказывает, что, вопреки утверждению Минюста, среди целей и задач организации Свидетелей Иеговы нет экстремизма. Если за 100 лет неофициального и 26 лет официального существования Свидетелей Иеговы не было доказанного вреда от их деятельности, то на какой вред ссылается Минюст?
11:20 Женков обращает внимание, что абсолютное большинство публикаций Свидетелей были включены в ФСЭМ еще 8 лет назад. За эти годы не было ни одного террористического акта или акта вандализма со стороны Свидетелей Иеговы. Ничего подобного не было и до того.
11:24 Женков обращает внимание на то, что все эти публикации были включены в ФСЭМ еще до знаменитого постановления пленума Верховного суда, который разъяснил, что экстремизмом нельзя считать критику других религий.
11:25 Женков подчеркивает, что только некоторые эксперты находят признаки экстремизма в литературе Свидетелей Иеговы. Зачастую работают неквалифицированные эксперты. Суды рассматривают дела в отсутствие верующих. К примеру, одна из брошюр, которая почти не содержит текста, была признана экстремистской за фразу «Избегай плохих поступков». В ответ на смех в зале Женков сказал, что людям, у которых проводят обыски из-за этой брошюры, не до смеха.
11:30 Две другие публикации внесены в ФСЭМ, но Свидетели Иеговы до сих пор не знают почему, несмотря на множество обращений и запросов. «Если так рассматривать печатные тексты, то Россию скоро можно вообще оставить без книг!»
11:35 Женков: Складывается впечатление, что прокуратура пытается любыми способами признать экстремистскими как можно большее число материалов Свидетелей Иеговы. К примеру, прокуратура подала в суд иск о признании экстремистской самой Библии, несмотря на прямую оговорку в законе, что Библия и цитаты из нее не могут признаваться экстремистскими. Из аргументации прокуратуры: «Взятая как книга, Библия перестает быть Библией, каковой она является только в Церкви». (Смех в зале.)
11:39 Женков обращает внимание, что дела, связанные с признанием литературы Свидетелей Иеговы экстремистской, обжалованы в ЕСПЧ. 22 жалобы и объединены в одно производство. В ответ на запрос Страсбургского суда Российская Федерация официально признала, что литература Свидетелей Иеговы не содержит открытых призывов к насилию.
11:45 Верховный суд неоднократно постановлял, что дела о признании материалов Свидетелей Иеговы экстремистскими не затрагивают права «Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России», и эти решения не отменены. А Министерство юстиции теперь считает, что наоборот, это затрагивает права центра. Но это ошибка.
11:55 Адвокат Женков документально обосновывает, что печатные материалы никогда не ввозились в страну после того, как были признаны экстремистскими. Это также относится ко всем эпизодам, которые Минюст вменяет верующим в своем иске.
12:05 При ввозе в страну практически каждой публикации у центра Свидетелей Иеговы были результаты экспертиз, не обнаруживающих в них признаков экстремизма. Таким образом, центр не мог предвидеть, что те или иные материалы могут быть признаны экстремистскими. Законодательство базируется на принципах правовой определенности и прогнозируемости последствий тех или иных действий. Однако в действиях государственных органов против Свидетелей Иеговы этот принцип явно не соблюден.
12:10 Выступление представителя ответчика Топорова. «Экстремизм Свидетелей Иеговы остается экстремизмом на бумаге». Никаких жертв, потерпевших или пострадавших от якобы «экстремистской» деятельности ни прокуратура, ни Минюст представить не смогли.
12:12 Топоров опровергает тезис Минюста о «финансировании экстремизма». Финансовая помощь, направляемая МРО, была направлена на обслуживание богослужебных зданий, оплату коммунальных услуг, иногда на помощь верующим, пострадавшим от стихийных бедствий.
12:17 Представитель Топоров: Минюст побуждает Высший судебный орган страны прибегнуть к двойным стандартам. Ранее суд, при поддержке Минюста, занимал последовательную позицию, что решения против местных организаций не затрагивают права Управленческого центра. Теперь же позиция министерства изменилась с точностью до наоборот. Оно пытается распространить санкции, наложенные на несколько местных организаций, на центр и на все остальные 395 местных религиозных организаций Свидетелей Иеговы.
12:22 Топоров анализирует правовой смысл понятия «входящие в структуру централизованной организации». Ссылаясь на законодательство, уставы и правовые заключения, Топоров показывает, что речь идет исключительно о канонической, духовной связи. Местные религиозные организации не являются филиалами и представительствами централизованной организации.
12:37 Топоров объясняет, что централизованная и местные организации Свидетелей Иеговы не несут ответственности по обязательствам друг друга. Центр не является учредителем ни одной из МРО. У каждой из них свой состав учредителей из 10 или более граждан. У каждой МРО свое уникальное наименование, свой собственный устав, обособленное имущество, право заключать гражданско-правовые договоры. Обращаясь к судье, Топоров приводит аналогию: вся судебная система России является единой структурой, однако областные суды не являются структурными подразделениями Верховного суда, но являются самостоятельными учреждениями.
12:43

Топоров недоумевает, почему подавляющее большинство, более 380 МРО России, которые никогда не получали никаких претензий от государства, должны быть ликвидированы, даже без всякого предупреждения и возможности что-то изменить? В деле имеются сотни и сотни результатов проверок разных ведомств, не выявившие никаких нарушений в деятельности всех этих МРО. 22 МРО Крыма, зарегистрированные по российскому законодательству и не совершившие ни одного нарушения, недоумевают, за что они должны быть признаны экстремистскими, а их имущество конфисковано? Почему МРО Москвы, зарегистрированное по предписанию ЕСПЧ и не совершившее ни одного правонарушения, должно подвергнуться столь суровой санкции?

Полный текст выступления Юрия Топорова

12:52 Выступление представителя Максима Новакова. Его выступление посвящено анализу так называемых «новых фактов экстремистской деятельности», на которые ссылается в своем иске Минюст. Речь идет о штрафах, наложенных на несколько МРО по причине обнаружения в богослужебных зданиях экстремистских материалов.
13:06 Управленческий центр не привлекался к участию в делах, поэтому не имел эффективной возможности поднять вопрос о наличии провокаций. Между тем никакие доказательства для суда не могут иметь установленной силы. Судебные постановления о наложении штрафов не могут иметь преюдициальную силу. В противном случае это было бы нарушением права на справедливый суд. Решения, на которые ссылается суд,— это красивые закрытые «шкатулки», однако содержание этих «шкатулок» не столь приглядно. Чтобы иметь целостную картину и дать объективную оценку, суд должен оценить обстоятельства происшедшего. На богослужения врывается ОМОН, бросает всех мужчин на пол, им не позволяют даже поднять голову, в то время как неизвестные мужчины бесконтрольно передвигаются по зданию. На камеры зафиксировано, как ОМОН штурмом берет богослужебное здание и сотрудники полиции подбрасывают в шкаф запрещенные материалы, а потом их «обнаруживают».
13:12 Новаков рассказывает интересную подробность, недавно обнаруженную в материалах одного дела. Оказалось, что на одной из подброшенных публикаций стоит надпись, свидетельствующая о том, что данная публикация принадлежит одному из православных антисектантских центров!
13:18 Новаков обращает внимание, что сам термин структурное подразделение определен в названии соответствующей главы закона. Понятие «структурное подразделение» имеет отношение только к политическим партиям.
13:25

Суд объявляет перерыв до 12 апреля 2017 года 10:00.

Аудиозаписи выступлений:

Василий Калин
Текст
 
Сергей Черепанов
 
12 апреля 2017 г.НаверхСвернуть
8:00

Москва, Поварская улица. Бодрящее утро. Окоченевшие пальцы. У входа более 200 человек. Те, кто стоит в начале очереди, приехали к суду на такси к 5:30, но они не были первыми: в припаркованных машинах уже грелись верующие, приехавшие на суд, в котором решается свобода вероисповедания в России.

9:30 Накануне, 11 апреля 2017 года, в большинстве групп Свидетелей Иеговы благополучно прошло празднование Вечери Господней. На данный момент известно, что полицейские и сотрудники других правоохранительных органов вторглись на празднование в г. Снежинске (Челябинская обл.). Они переписали паспортные данные верующих. Также правоохранители приходили на богослужения в г. Красноярске и г. Мичуринске (Тамбовская обл.), чтобы задать верующим вопросы или вручить повестки.
9:58

«Прошу всех встать!» Суд объявляет продолжение судебного заседания и для дачи объяснений предоставляет слово адвокату Антону Омельченко. Омельченко говорит, что его объяснения будут касаться того, как иск Минюста нарушает положения Конституции РФ и международных договоров.

10:12 Громко и убедительно Омельченко доказывает, что иск Минюста противоречит статьям 9, 10, 11 Европейской конвенции, статьям 28, 29, 30 Конституции РФ, а также положениям Международного пакта о гражданских и политических правах. Он приводит цитаты из решений Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), в которых авторитетный суд устанавливает право Свидетелей Иеговы на свободу вероисповедания. То, что требует Минюст, не является оправданной и соразмерной мерой.
10:18 ЕСПЧ в своих постановлениях ясно определил, какие тексты могут считаться возбуждающими ненависть и вражду — подстрекательство к насилию, к кровной мести, призывы, оправдывающие необходимость применения физической силы. Примечательно, что в меморандуме, который Российская Федерация направила в ЕСПЧ, именно Минюст признал, что в литературе Свидетелей Иеговы нет открытых призывов к насилию (п. 41).
10:25 Омельченко отмечает, что общины Свидетелей Иеговы, которые Минюст просит ликвидировать, получали множество грамот и благодарностей от местных властей (имеются в деле), однако предупреждений о недопустимости экстремистской деятельности они не получали.
10:31 Говоря о несоразмерности требуемой Минюстом меры, Омельченко перечисляет шаги, которые предпринял Управленческий центр (УЦ) Свидетелей Иеговы: 1) уведомлял все МРО о внесении книг в ФСЭМ, 2) создал комиссию для предотвращения появления экстремистских материалов, 3) безрезультатно уведомлял органы власти о подбросах, 4) безуспешно спрашивал у Генпрокуратуры, какие еще меры могут ожидаться от Свидетелей Иеговы, чтобы не допустить «экстремистской деятельности».
10:43 Международное законодательство запрещает бесчеловечное или унижающее человеческое достоинство обращение. Эта норма защищает достоинство, в том числе право психической неприкосновенности личности. Иск Минюста о запрете Свидетелей Иеговы ломает моральное и физическое сопротивление личности, поскольку вынуждает их бояться открыто исповедовать свою веру. Часть жертв уголовного преследования за веру в Таганроге по вынесении приговора покинули РФ и даже получили политическое убежище в странах Европы. Их бегство красноречиво свидетельствует о том, что верующие боятся открыто исповедовать свою религию. Конечно, большинство из 175 тысяч верующих не покинут Россию, а значит, будут подвергаться преследованию в России.
10:50 Омельченко анализирует законность действий Минюста. Действующим законодательством Свидетели Иеговы признаны жертвами политических репрессий. На Минюст (среди прочих ведомств) законом наложена обязанность по содействию реабилитации верующих. Однако Минюст движется в противоположном направлении. Омельченко перечисляет внутрироссийские и международные призывы к Российской Федерации остановить политически мотивированные преследования Свидетелей Иеговы, неправомерное использование антиэкстремистского законодательства применительно к Свидетелям Иеговы. Речь идет, к примеру, о подписанном самыми известными российскими правозащитниками обращении «Репрессированные снова подвергаются преследованиям», об открытом обращении Московской Хельсинкской группы, а также о призывах со стороны различных структур в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, Организации объединенных наций и др. Международные нормы, касающиеся недопущения репрессий, предписывают обращать пристальное внимание на сигналы, поступающие от правозащитного сообщества. Минюст же, игнорируя все поступающие сигналы, продолжает действовать как репрессивный орган.
11:04 Омельченко говорит о предвзятой позиции Минюста. Экспертные учреждения при Министерстве юстиции приходили к взаимоисключающим выводам в отношении одних и тех же материалов Свидетелей Иеговы. Минюст ничего не предпринял для устранения этой ситуации. Более того, Минюст всегда настаивал на применении только тех выводов экспертов, которые находили «признаки экстремизма» в литературе Свидетелей Иеговы. Это новые доказательства того, что иск Минюста о запрете Свидетелей Иеговы политически мотивирован.
11:12

Адвокат Женков просит возможности дать объяснение по поводу решения суда, которое несколько дней назад Минюст представил суду в качестве «примера нарушения прав граждан со стороны религиозной организации» (история пациента, который из двух альтернатив выбрал медикаментозное лечение, а не переливание донорской крови).

Адвокат, во-первых, недоумевает по поводу того, почему Минюст не пояснил, откуда у них документ, содержащий врачебную тайну.

Во-вторых, Женков говорит, что в случае отказа от переливания речь не только не идет о нарушении чьих-либо прав, но, наоборот, о том, что гражданину были обеспечены права — право на добровольное информированное лечение. Если бы пациенту отказали в лечении только по религиозному признаку — это было бы нарушением прав. Женков зачитывает выдержки из Приказа Министерства здравоохранения, касающегося опасностей переливания компонентов крови, а также необходимости предварительно получать от пациента письменное согласие на проведение данной операции. Женков отмечает, что в Приказе нет оговорки, о том, что представителям одних религий разрешено пользоваться правом на информированное согласие, а другим не разрешено.

11:30

Судья начинает задавать вопросы представителям ответчика.

Первый вопрос: дает ли УЦ Свидетелей Иеговы толкование Библии местным организациям? Ответ: нет, толкование священных текстов предоставляет Руководящий совет Свидетелей Иеговы (международное руководство).

Новый вопрос: в каком смысле УЦ обеспечивает «координацию деятельности» МРО (согласно Уставу). Ответ: МРО являются самостоятельными юридическими лицами, однако УЦ предоставляет им рекомендации. Например, если стоит вопрос о строительстве богослужебного здания, УЦ может со ссылкой на Библию рекомендовать строительство скромного, непомпезного здания. Однако конечное решение о том, каким будет новое здание, принимает МРО.

Очередной вопрос суда: утверждал ли УЦ уставы тех 8 МРО, которые были ликвидированы решениями судов. Представитель Топоров объясняет суду, что учредители нового МРО обращаются в УЦ с просьбой о вхождении в структуру УЦ, чтобы ускорить процедуру регистрации. В таком случае УЦ безусловно согласовывает их уставы, чтобы убедиться в том, что учредители являются Свидетелями Иеговы и что их цели задачи совпадают с вероучением Свидетелей Иеговы.

Суд интересует вопрос, является ли УЦ учредителем некоммерческих, общественных организаций или МРО, ведь в Уставе такая возможность прописана. Адвокаты объясняют суду, что возможность в Уставе прописана «на всякий случай», однако она реализована не была. Учредителями всех МРО были местные граждане. К примеру, в уставе также прописана возможность ввозить литературу, однако эта возможность тоже не реализуется в силу объективных обстоятельств.

12:05

Суд интересует вопрос, входят ли председатели МРО в состав руководящего комитета УЦ. Калин поясняет, что члены МРО никогда не входят в состав руководящего комитета УЦ.

Бывают ли решения УЦ, обязательные для МРО? Калин поясняет, что когда МРО запрашивают материальную помощь от УЦ (в виде пожертвования), центр интересует вопрос, как расходуются средства. К примеру, УЦ предоставляет проект скромного богослужебного здания, и МРО согласовывает этот проект с местными властями. Или если происходит стихийное бедствие, УЦ жертвует средства на помощь верующим и сотрудничает с МРО в том, чтобы помочь пострадавшим Свидетелям Иеговы, а также их родственникам.

Суд спрашивает, расходовались ли средства на изготовление полиграфической продукции? Ответчики поясняют, что нет.

Суд: А ввозил ли УЦ литературу, которая впоследствии была признана экстремистской? Ответчики объясняют, что функция УЦ чисто логистическая: заказ от физических лиц собирает непосредственно зарубежное издательство, и оно же отправляет им литературу. УЦ не занимается «распространением» литературы.

Суд: Одна из книг была ввезена в Россию незадолго до того, как она была признана экстремистской, однако когда она была распространена среди верующих? Адвокаты обращают внимание на имеющееся в материалах дела письмо, в котором УЦ сразу же сообщает всем МРО о внесении этой книги в ФСЭМ и просит больше ею не пользоваться. Естественно, после этого УЦ эту книгу не мог распространять.

Суд: Какова судьба полиграфической продукции, которая признана экстремистской? Она изымается центром у верующих? Уничтожается? Адвокаты объясняют, что УЦ не может диктовать верующим, что делать с литературой, которая находится в их собственности. Однако может обращать внимание на положения закона, и делает это.

12:30

Очередь задавать вопросы переходит к истцу. Какова роль УЦ в утверждении уставов МРО и их членов? Омельченко приводит следующий пример. Роль УЦ в утверждении уставов МРО схожа с ролью самого Минюста: Минюст проверяет уставы на соответствие закону, а УЦ проверяет уставы на каноническое соответствие.

Новые вопросы представителя Минюста посвящены выяснению того, насколько самостоятельны МРО в своей деятельности, насколько велико влияние УЦ на МРО, в том числе в утверждении руководящих органов и уставов МРО.

Суд задает представителю Минюста встречный уточняющий вопрос: «С точки зрения законности, как это влияет на правоспособность и правосубъектность юридических лиц?» Вопрос превращается в риторический. Минюст: Кто такие разъездные служители? Кто такие специальные проповедники? Представители ответчика объясняют, что эти служители сотрудничают с религиозными группами, а не с МРО.

12:50

Суд (обращаясь к представителю Минюста): Есть ли у истца доказательство того, что разъездные служители и специальные проповедники как-то причастны к вступившим в силу решениям компетентных органов о признании физических лиц или МРО виновными в экстремистским деятельности? Нет, у Минюста таких фактов нет.

Суд (обращаясь к представителю Минюста): По-прежнему ли Минюст считает, что судебные акты в отношении физлиц и МРО имеют преюдициальную силу для нашего дела? Да, Минюст по-прежнему так считает, поскольку УЦ было известно об этих делах. Суд настоятельно просит представителя Минюста впредь четко указывать, на какие нормы закона ссылается ведомство, поскольку перед судом стоит задача проверить законность исковых требований Минюста.

13:10 Представитель Минюста пытается выяснить у ответчиков, а не указывает ли тот факт, что УЦ оказывает материальную помощь МРО, на то, что УЦ и МРО — это единая организация, подчиненная УЦ. Адвокат Женков объясняет, что, если человек оказывает своему другу материальную помощь, это не означает, что этот друг оказывается в какой-то зависимости. Минюст: Ведет ли УЦ проверки финансовой деятельности МРО? Адвокаты объясняют, что такой обязанности у УЦ нет, зато именно Минюст осуществляет регулярные проверки финансовой деятельности МРО, о чем свидетельствуют сотни имеющихся в делах актов проверок Минюста. Причем ни одна из проверок не выявила расходования средств на неуставные цели.
13:25 Представителя Минюста интересует вопрос, почему УЦ направил письмо в МРО о признании одной из книг экстремистской лишь после ее включения в ФСЭМ, если по собственному признанию верующих они знали о принятии решения раньше, из информации на сайте районного суда. Адвокаты объясняют, что отслеживать решения судов на официальных сайтах судов крайне затруднительно, к тому же из краткой информации на сайте суда не было понятно, что речь идет именно о публикации Свидетелей Иеговы, а не об одноименном издании иного происхождения.
13:35 Представитель Минюста обращает внимание на то, что, согласно устаревшей (до 2010 года) копии «Основ вероучения Свидетелей Иеговы», основным средством распространения учений Свидетелей Иеговы является журнал «Сторожевая башня». Разрешение на распространение этого периодического издания было отозвано в России, а документ «Основы вероучения», представляемый в Минюст, соответственно изменен. Представителя Минюста интересует, что же является источником учений Свидетелей Иеговы сейчас. Адвокаты объясняют, что основой вероучения Свидетелей Иеговы является Библия, причем большинство религиозных книг Свидетелей основаны на православном Синодальном издании. Само периодическое издание «Сторожевая башня» не было признано экстремистским, а только лишь несколько его отдельных выпусков. С 2015 года никакие публикации вообще не ввозятся в страну.
13:40 Суд объявляет перерыв в судебном заседании до 14:30.
14:30 Представитель Минюста продолжает задавать вопросы представителям Свидетелей Иеговы. Какие меры принимал УЦ для недопущения экстремистской деятельности после вынесения предупреждения Генпрокуратуры 2 марта 2016 года. Адвокаты перечисляют. Суд задает представителю Минюста уточняющие вопросы: Если бы УЦ вообще ничего не предпринимал? Было бы основание их ликвидировать? Бывает ли экстремизм «по неосторожности» или «по бездействию»? Ответ представителя Минюста: Нет. Суд: Если нет, что мы вообще пытаемся выяснить? Зачем тогда вообще министерство юстиции вменяет это в вину УЦ?
14:45 Минюст представляет суду «внутренний» документ Свидетелей Иеговы, полученный Минюстом из «открытых источников». На уточняющий вопрос суда представитель Минюста сообщает, что письмо взято с сайта телекомпании НТВ. Представитель Минюста считает, что текст письма поможет прояснить, как между собой финансово связаны УЦ и МРО. Адвокаты не готовы подтвердить, что такое письмо подлинно, однако уже очевидно, что МРО не являются ни получателями, ни отправителем письма, а значит письмо не имеет никакого отношения к данному процессу. Суд откладывает на потом вопрос о том, приобщить ли данный текст к материалам дела.
14:58 Минюст ходатайствует о допросе четверых свидетелей со стороны истца. Речь идет о людях, которые в прошлом исповедовали религию Свидетелей Иеговы, но впоследствии ее покинули. Ответчики возражают. Суд удовлетворяет ходатайство о допросе свидетелей со стороны истца.
15:05 Начинается опрос свидетеля со стороны ответчика, Валентина Завьялова, с 1992 года профессор в МИСИ. Исповедует религию Свидетелей Иеговы более 20 лет. Сообщил о том, что на встречах его религиозной группы никогда не используется литература, внесенная в ФСЭМ. Наименования этой литературы вывешены на стене того помещения, где проводятся богослужения. Верующие тщательно осматривают помещение до начала богослужений, чтобы исключить возможность нахождения такой литературы на богослужениях.
15:20 Свидетель Евгений Складчиков, доктор технических наук, профессор МГТУ им. Н. Баумана. Стал Свидетелем Иеговы в 1998 году. Говорит, что в религии Свидетелей Иеговы его привлекло безусловное миролюбие библейского учения, оно совершенно не совместимо с экстремизмом. Никакие экстремистские публикации на богослужениях не используются.
15:30 Свидетель Вилен Кантере, доктор технических наук, заслуженный деятель науки и техники. Представитель ответчика Топоров: «Став Свидетелем Иеговы 25 лет назад, преследовали ли вы экстремистские цели?» Свидетель: «Боже упаси! Нет, конечно!» Свидетель поясняет, что это несовместимо с верой Свидетелей Иеговы. Топоров: «Используете ли вы материалы, включенные в ФСЭМ?» Свидетель поясняет, что, как законопослушный гражданин, уничтожил эти публикаций. (Впрочем, Кантере говорит, что оставляет в стороне вопрос, согласен ли он с тем, что эти публикации внесены в ФСЭМ.) Десятки его учеников защитили кандидатские и докторские диссертации. Его религия никак не противоречит его научной деятельности. На вопрос представителя Минюста поясняет, что его религия не препятствует получению высшего образования. Как научный работник, он считает, что к получению образования нужно подходить ответственно.
15:50 Свидетель Татьяна Кремнева, доктор педагогических наук. В рамках научной деятельности занимается вопросами профилактики жестокого обращения с детьми, а также экстремистских проявлений в молодежной среде. Исповедует религию Свидетелей Иеговы. Представитель Топоров: Когда вы стали Свидетелем Иеговы, стали ли у вас возникать побуждения совершать экстремистские действия? Ответ: Нет, религия Свидетелей Иеговы несовместима с экстремизмом. Вопрос суда: почему вы не стали учредителем МРО? Свидетель: Не вижу необходимости. Суд: Вы на богослужениях не возбуждаете друг в друге розни к другим религиям? Свидетель: Нет. Адвокат Женков: Учение Свидетелей Иеговы помогало вам воспитывать ребенка? Свидетель рассказывает о том, что гордится своим ребенком, его успехами в учебе и труде. Женков: как вы относитесь к коллегам и студентам, которые не разделяют вашу религию? Ответ свидетеля: Положительно, без ненависти, неуважения, презрения, дискриминации.
16:05 Минюст приглашает своих свидетелей. Первый свидетель Наталья Корецкая. Свидетель покинула религию Свидетелей Иеговы много лет назад. Она не может пояснить суду, откуда ей в таком случае могут быть известны «факты экстремистской деятельности» последних лет.
16:54

Опрашивая свидетеля Корецкую, суд обратил внимание, что она пользуется личными записями при даче показаний. Адвокат Омельченко спросил, чем объяснить схожесть формулировок из ее записей с текстами с сайта известного антисектантского центра. Суд принял решение ознакомиться с записями Корецкой позднее.

Продолжается допрос свидетелей Минюста. Показания дает бывший Свидетель Иеговы Павел Зверев.

18:11

Опрашивая свидетеля Зверева, суд интересуется: «Если вам причинен вред, обращались ли вы в компетентные органы по этому поводу?» Свидетель не обращался. Зверев рассказал, что под влиянием литературы Свидетелей Иеговы он лично испытывал ненависть к священнослужителям православной религии. Свидетель отрицает, что он состоит в антикультистских организациях, хотя встречался и фотографировался с наиболее известным «сектоведом».

Свидетель Минюста Петрова, бывший Свидетель Иеговы. В 1983 году, став Свидетелем Иеговы, она оставила работу, связанную с пропагандой военного героизма, поскольку это не соответствует вероучению Свидетелей Иеговы. В 2009 году она покинула религию Свидетелей Иеговы. В качестве примера экстремистской деятельности Управленческого центра свидетель приводит факт, что Свидетели Иеговы исключают из своих рядов тех, кто совершает грехи. (Суд поинтересовался у представителя Минюста, какие именно доводы Минюста, приведенные в иске, подтверждаются показаниями данного свидетеля? Минюст снова говорит про возможную угрозу неопределенному кругу лиц.) На вопрос суда, видела ли свидетель Петрова, чтобы кто-то распространял экстремистскую литературу, свидетель отвечает, что не видела.

Суд приглашает последнего свидетеля Минюста, В.В.Корецкого.

18:30

В 2009 году Корецкий покинул ряды Свидетелей Иеговы. Судья спрашивает, ограничиваются ли 2009 годом его знания о Свидетелях Иеговы. Свидетель: да. Минюст просит свидетеля пояснить, что он знает об отношении Свидетелей Иеговы к высшему образованию, к государственной символике. Суд спрашивает представителя Минюста: «Если вы не указываете эти моменты в основаниях иска, зачем нам это выяснять?» Представитель Минюста: «Вопрос снят». На вопрос суда, заинтересован ли Корецкий в исходе дела, он отвечает коротко: «Да».

Суд объявляет перерыв до 19 апреля 2017 года 10:00.

19 апреля 2017 г.НаверхСвернуть
9:00

Перед зданием Верховного суда как никогда многолюдно. Очередь начала выстраиваться еще с ночи. Многие специально приехали из разных городов России. Поскольку погода в Москве холодная, большинство одеты по-зимнему. Время от времени кто-то приносил кофе и пирожки для стоящих в очереди. Сотрудники полиции работают профессионально и слаженно, обеспечивая безопасность для слушателей процесса.

10:05

Женков заявляет ходатайство о приобщении свежих документов. Он сообщает о том, что в марте-апреле 2017 года правоохранительные органы по всей России, со ссылкой на проходящий процесс, вторгаются в богослужебные здания, требуют их прекратить, опрашивают верующих, переписывают паспортные данные. Выносятся прокурорские предостережения об уголовной ответственности за экстремизм в связи с проведением встреч для изучения Библии. Минюст возражает против приобщения. Суд определяет приобщить.

10:15 Представитель Минюста ходатайствует о приобщении к материалам дела копий решений Руководящего комитета УЦ о назначении членов комитетов МРО. По мнению Минюста, эти документы свидетельствуют о руководящей роли УЦ. Представители УЦ оставляют на усмотрение суда. По их мнению это неотносимые доказательства. Адвокаты обращают внимание, что часть документов датирована 1998 годом и ранее (то есть до регистрации УЦ по новому закону). Кроме того содержание справок полностью соответствует Уставу УЦ. Справки выдавались в связи с тем, что менялся устав МРО, поэтому справки выдавались для подтверждения, что указанные в них лица по-прежнему входят в состав МРО. Суд определяет приобщить, за исключением тех, что относятся ко времени до перерегистрации УЦ.
10:25 Суд приступает к исследованию материалов дела. Первый документ — исковое заявление Минюста. Суд еще раз уточняет у представителя Минюста, на каком основании ведомство просит ликвидировать все МРО вместе с УЦ. Переспрашивает, не намерен ли Минюст уточнять исковые требования. Минюст не намерен. Адвокаты ответчика обращают внимание, что перечисленная в иске недвижимость не принадлежит УЦ.
10:35 Суд исследует документ «Основы вероучения и соответствующей ему практики Свидетелей Иеговы». Адвокаты обращают внимание на положения о любви к ближнему и толерантности (что прямо противоречит понятию «экстремизм»). Также просят огласить положения, в которых говорится, что Свидетели Иеговы стараются давать своим детям хорошее образование.
10:40 Исследуется Устав УЦ. Суд интересует вопрос, являются ли религиозные группы частью структур МРО? Сколько всего незарегистрированных групп? Адвокаты поясняют, что незарегистрированные группы входят в структуру УЦ. Понятие «структура» в «Законе о свободе совести» связана с отделенностью религии от государства. Религии существуют в соответствии со своей внутренней иерархической институциональной структурой, куда государство не вникает. В этой связи УЦ не ведет юридическую документацию, связанную с деятельностью незарегистрированных групп, в связи с чем не может предоставить суду официальную информацию.
10:47

Суд объявляет 10-минутный технический перерыв.

11:00 Продолжается исследование документов. Суд перечисляет различные решения судов. Когда исследуется решение Ростовского областного суда 2009 года (по таганрогскому МРО), представитель ответчика Омельченко обращает внимание на то, что это решение было вынесено до постановления пленума Верховного суда, который постановил, что является экстремизмом, а что нет. К примеру, таганрогская община, а также публикации Свидетелей Иеговы этим решением были признаны за «подрыв уважения к другим религиям», «отказ от использования крови в медицинских целях», «отказ от исполнения гражданских обязанностей». Также ряд публикаций были признаны экстремистскими за то, что не имеет совершенно никакого отношения к экстремизму. К примеру, брошюра «Свидетели Иеговы. Кто они? Во что они верят?» была признана экстремистской за упоминание о том, что Свидетели Иеговы не берут в руки оружие. Приводятся и другие примеры.
11:10 Представители ответчика обращают внимание, что перечисляемые судебные акты выносились без привлечения УЦ, следовательно, они не могут служить доказательствами по иску.
11:15 Представитель Новаков обращает внимание, что по меньшей мере одно решение суда, хотя Минюст приложил его к делу, было отменено вышестоящим судом.
11:20 Обсуждается Акт проверки УЦ Минюстом. Адвокаты обращают внимание на недостоверность вывода Минюста о том, что УЦ скрывает сведения об импортируемой литературе. На самом деле, предоставив на проверку Минюсту более 70 000 листов документов, УЦ с полным основанием отказался предоставлять информацию, которую Минюст должен был запросить в таможенных органах в рамках межведомственного взаимодействия.
11:30

Представитель Минюста обращает внимание на то, что, согласно одному из документов, под руководством УЦ действуют более 2 000 незарегистрированных групп. Адвокаты поясняют, что речь идет о внутренней духовной структуре.

Суд интересуется у представителя Минюста, с какой целью ими были приложены к делу оборотно-сальдовые ведомости. Представитель Минюста поясняет, что ведомости свидетельствуют о том, что «денежные средства, возможно, направлялись на финансирование экстремистской деятельности». Суд спрашивает, из чего видно, что деньги тратились именно на экстремистскую деятельность, а не на обычные уставные цели. Минюст не имеет точных данных. Представитель Топоров обращает внимание, что в рамках проверки Минюсту были предоставлены все договоры целевых пожертвований УЦ, в которых дана расшифровка цели всех финансовых перечислений. Закономерный вопрос представителя: «Почему Минюст не представил эти документы суду?»

11:40 Адвокат Омельченко представителю Минюста: «Можете ли вы конкретно назвать, какая сумма, когда, кем была потрачена и на какой конкретно вид экстремистской деятельности?» У Минюста нет сведений.
11:45 Обозреваются документы, свидетельствующие о том, что органы прокуратуры собирали сведения об имуществе верующих. Представители ответчика интересуются у представителя Минюста, с какой целью собирались эти сведения. Ответ: с целью конфискации имущества в случае, если судом будет принято соответствующее решение.
11:50 Осматриваются грамоты и благодарности, выданные органами власти УЦ и МРО за помощь в благоустройстве городов. Представитель Минюста полагает, что Свидетели Иеговы занимаются этим с целью осуществления «миссионерской деятельности». Адвокат Женков, обращаясь к представителю Минюста: «Светлана Константиновна, когда речь шла о финансировании МРО, Вы заподозрили экстремистские цели. Когда верующие участвуют помощи городу, Вы снова предполагаете какой-то подвох. Нельзя же так!»
11:55 Женков обращает внимание на государственную религиоведческую экспертизу Минюста, на основании выводов которой в 1999 году был зарегистрирован УЦ. Выводы этой экспертизы действуют поныне. Попытка пересмотра выводов компетентной экспертизы в судебном заседании недопустима.
12:00 Следующие тома дела сплошь состоят из экспертных заключений, около 70, свидетельствующих об отсутствии экстремизма в публикациях Свидетелей Иеговы. Многие исследования были проведены в экспертных учреждениях Минюста. К примеру Женков, ссылаясь на выводы государственного экспертного учреждения, приводит цитату из книги «Человечество в поисках Бога» (включена в ФСЭМ). В книге написано: «Изучать разные религии не значит предавать собственную веру. Она может, наоборот, укрепиться, когда мы видим, как искали истину другие люди, и что им это дало. Знание дает понимание, а понимание — терпимость к людям, у которых другие взгляды». Эксперты не нашли признаков экстремизма в книге, скорее наоборот. Тем не менее, книга включена в список экстремистских материалов.
12:05 Минюст считает, что эти экспертизы выполнены по адвокатским запросам, а значит, содержат частные мнения экспертов. Омельченко поясняет, что это не соответствует действительности: значительная часть экспертиз была проведена по запросам судов, правоохранительных органов и таможенных органов.
12:15 Исследуются вступившие в силу решения и приговоры судов, свидетельствующие об отсутствии экстремистской направленности в публикациях Свидетелей Иеговы. Верующие подверглись уголовному преследованию и, по сути, провели в суде по пять лет, а потом были оправданы. Теперь же им снова грозят санкции в случае, если будут удовлетворены исковые требования Минюста.
12:17 Представитель Новаков: подбросы экстремистских материалов в богослужебные здания Свидетелей Иеговы приобрели характер эпидемии в России. Новаков описывает события 20 сентября 2016 года в ст-це Незлобной (Ставропольский кр.), когда правоохранители вырезали болгаркой входные двери и подложили экстремистские материалы прямо под камерами видеонаблюдения.
12:19 Омельченко: Минюст не предпринял действий, чтобы экспертные заключения по литературе Свидетелей Иеговы, проводившиеся на юге страны, не отличались от заключений экспертиз, проводившихся на севере. Минюст ничего не предпринял (как сторона, которая участвовала в делах), чтобы пересмотреть по вновь открывшимся обстоятельствам вступившие в силу решения судов о признании материалов Свидетелей Иеговы экстремистскими.
12:25 Исследуются постановления Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). В связи с тем, что ЕСПЧ дал правовое осмысление отказу верующих от переливания крови, в суде снова развивается дискуссия о переливании крови. Представитель Минюста ссылается на случай, когда ребенок Свидетелей Иеговы умер после страшного ДТП, а также на случай, когда умер ребенок, родившийся с множественными патологиями. Суд задает вопрос представителю Минюста: есть ли доказательства причинно-следственной связи между неиспользованием донорской крови и наступившей смертью. Адвокаты сообщают суду то, что недоговаривает представитель Минюста: в обоих случаях в отношении родителей возбуждены уголовные дела, проведены обширные экспертизы, установившие отсутствие такой причинно-следственной связи. Родители оправданы за отсутствием события преступления.
12:40 Осматриваются материалы, свидетельствующие о том, что верующие обращались в компетентные органы по фактам фальсификации (подбросов).
12:45 Решения судов о признании литературы экстремистскими материалами. Видно, что УЦ не привлекался к участию в деле (так же как и представители издательства). Представители ответчика говорят о двойных стандартах государственных органов. Когда нужно было признать литературу экстремистской, УЦ не допускали к участию в деле, однако когда стоит задача ликвидировать УЦ, ему вменяется в вину факт признания литературы экстремисткой.
13:00 В материалах дела присутствуют DVD-диски с видеозаписями подбросов. Представитель Новаков говорит, что материалы помогут понять, имеет ли УЦ отношение к запрещенным материалам в местных богослужебных зданиях, или к ним имеют отношение другие лица. Диски помогут увидеть реакцию самих верующих — как они возмущенно реагируют на появление запрещенных материалов в богослужебных зданиях.
13:05 Суд: к какому периоду времени относятся видеозаписи? Новаков: события в станице Незлобной относятся к сентябрю 2016 года. Только благодаря видеозаписи сотрудники правоохранительных органов отказались от преступного замысла возбудить дело против МРО. Новаков описывает возмутительные подробности фальсификаций, попавшие в объективы камер в других населенных пунктах России.
13:10 Суд спрашивает у представителей ответчика: обжалованы ли в установленном порядке все эти факты. И если да, то есть ли результаты. Представители ответчика подтверждают, что обжалованы и продолжают обжаловаться по инстанции, но пока безрезультатно. Суд переходит к исследованию других доказательств без просмотра видео.
13:20 Осматриваются материалы уже 24 тома дела. В общей сложности в деле не менее 43 томов.
13:25 Суд целиком зачитывает публичное заявление УЦ о том, что УЦ не имеет никакого отношения к экстремизму. Заявление первоначально размещено на сайте jw-russia.org. При этом суд выясняет, кто является правообладателем этого сайта. Представители УЦ сообщают, что сайт принадлежит зарубежному «Обществу Сторожевой Башни». УЦ не имеет своего сайта, поэтому заявление было размещено на сайте другой организации Свидетелей Иеговы.
13:30 Несколько следующих томов состоят из актов проверок МРО со стороны органов юстиции, однако никаких нарушений законодательства не было выявлено. Минюст в свою очередь просит приобщить к материалам дела копии различных предупреждений и предостережений, вынесенных в адрес МРО.
13:43

Суд объявляет перерыв до 14:30.

14:40 Продолжаются слушания. Обозревается том 39, содержащий протоколы заседаний МРО в разных городах. В протоколах подробно зафиксированы события, связанные с подбросом экстремистской литературы, а также меры, которые были предприняты против появления экстремистской литературы в богослужебных зданиях.
14:45 Суд обращает внимание на то, что по форме протоколы заседаний разных МРО похожи один на другой. Суд интересует вопрос: есть ли утвержденная форма для этих протоколов? В связи с чем они похожи? Омельченко объясняет, что утвержденной формы нет. Причина их схожести объясняется тем, что верующие тесно общаются друг с другом.
14:50 Суд снова спрашивает у представителей ответчика, претендуют ли они на то, чтобы оспорить судебные решения, которые легли в основу иска. Адвокат Омельченко проясняет, что речь не идет о пересмотре этих решений. В данном заседании суд должен оценить эти решения, как любое другое доказательство по делу, степень их относимости.
15:02 Осматриваются цветные фотографии — стоп-кадры видеоматериалов, свидетельствующих о подбросах экстремистских материалов в богослужебные здания. Представитель Новаков обращает внимание на единую схему, по которой по всей стране осуществлялись подбросы.
15:07 Еще одна характерная особенность подбросов — фальшивые понятые. Один из примеров — нотариально заверенные свидетельства дружбы одного из понятых с сотрудником ФСБ в социальной сети.
15:08 В п. Курджиново (Карачаево-Черкесия) трое верующих были оштрафованы на основании лжесвидетельских показаний. Впоследствии эти свидетели раскаялись и дали расписку в том, что дали заведомо ложные свидетельские показания под давлением правоохранителей. Новаков обращает внимание, что расписка имеется в материалах данного дела.
15:13 Омельченко обращает внимание на решение суда, вынесенное в Воронеже. Суд дал верную оценку тому, что экстремистские материалы, найденные засунутыми под прибитый к полу ковролин, явно были подброшены. Как отметил воронежский суд в своем решении, тот факт, что свидетели исповедуют одну и ту же религию, не дает основания сомневаться в подлинности их свидетельских показаний.
15:16 Омельченко возвращается к вопросу, который поднимался немного раньше, в 14:45. Он показывает суду ряд протоколов разных МРО. Эти протоколы сильно разнятся по форме. Суд спрашивает у представителя Минюста, есть ли у ведомства сомнения, что имеются протоколы, которые разнятся по оформлению? Сомнений нет. Суд тоже не сомневается.
15:20 Представитель Топоров обращает внимание, что решение о ликвидации МРО Биробиджана было принято в судебном процессе с участием того же самого представителя Минюста, С. Борисовой. УЦ к участию в деле не привлекался, поскольку его права не затрагиваются. Поэтому удивительно, что в данном процессе Минюст изменил свою позицию и применяет решение по МРО Биробиджана к УЦ.
15:25 Осматриваются документы, подписанные различными международными и внутрироссийскими органами и организациями и выражающие обеспокоенность применением антиэкстремистского законодательства к Свидетелям Иеговы. Омельченко зачитывает наиболее характерные выдержки из этих документов, в том числе призывы к Российской Федерации остановить политическое преследование верующих.
15:42

Суд возвращается к разрешению ходатайств, заявленных ранее, но отложенных. Представитель Минюста просил приобщить к делу 12 решений судов, дающих врачам право использовать донорскую кровь при лечении несовершеннолетних. Представители ответчика считают, что эти решения не относятся к делу.

Во-первых, отказ от переливания крови не имеет отношения к понятию «экстремизм» (никаких других оснований, кроме экстремистской деятельности, для запрета Свидетелей Иеговы Минюст в иске не приводит).

Во-вторых, УЦ не был участником тех судебных дел и даже не упоминается ни в одном из решений.

В-третьих, приобщение этих решений затрагивает врачебную тайну. Чтобы дать им оценку, понадобится запрашивать согласие пациентов, а также их медицинские карты. Во всех решениях без исключения говорится, что родители хотели лечить своих детей и обращались в лечебные учреждения. Об отказе от лечения не шла речь.

Адвокат Женков обращает внимание, что в постановлении ЕСПЧ, в котором дается правовое осмысление отказа от переливания крови, приводятся примеры запретов в исламе и православии, которые могут быть потенциально опасными для здоровья. «Однако Минюст не выходит с иском о ликвидации централизованных организаций этих религий»,— замечает Женков.

15:59 Суд отказывает в приобщении решений суда, связанных с проведением процедур гемотрансфузии.
16:10 Суд решает вопрос о приобщении копий 28 актов прокурорского реагирования, а именно предупреждений и предостережений, вынесенных в адрес различных МРО. Эти акты выносились в течение 6 лет, не только в течение последних 3 лет.
16:20 Суд задает вопрос, почему Минюст не обращался в местные суды по данным актам. Минюст поясняет, что нарушения были незначительными либо устранены. Представители ответчика отмечают, что эти акты не связаны с экстремистской деятельностью. Суд отказывается приобщать эти акты к материалам дела.
16:22 Суд возвращается к вопросу приобщения к делу копии «внутреннего» документа Свидетелей Иеговы, полученного Минюстом из «открытых источников» (с сайта телекомпании НТВ). Представители УЦ подтверждают подлинность текста, объясняют суду содержание данного письма, рассказывая порядок осуществления верующими добровольных пожертвований. Они поясняют суду, что такое «советы старейшин» и кто такие «районные надзиратели». С учетом подробных объяснений суд решает приобщить данный документ к материалам дела.
16:35 В ответ на утверждения представителя Минюста о том, что решения УЦ о назначении председателей МРО носят императивный характер, представитель Топоров обращает внимание на формулировку «рекомендует в качестве председателя МРО».
16:36 Представитель Минюста просит приобщить к делу обновленную выписку из госреестра с уточненным перечнем имущества УЦ и МРО. Суд дает ответчикам 10 минут на ознакомление с выпиской.
16:38

Объявлен небольшой технический перерыв.

17:11 Возобновляются слушания. Представители ответчика, ознакомившись с выпиской из реестра, комментируют, что выписка представляет собой не актуальную информацию, а сведения об имуществе, которое когда-либо было в собственности УЦ или МРО, однако было отчуждено. Минюст объясняет, что именно в таком виде данные предоставил Росреестр. Суд решает приобщить.
17:16 Суд интересуется, как сформулирована идея связи МРО с УЦ в уставах МРО. Для этого он спрашивает у сторон, нет ли у них примера устава МРО. У Минюста нет. Омельченко представляет суду образец Устава МРО Свидетелей Иеговы. В тексте устава прописано, что МРО входит в «каноническую структуру» УЦ, принадлежит к «религиозной конфессии Свидетелей Иеговы». Нет формулировки «структурное подразделение» (термин, применяемый к политическим партиям), на котором настаивает административный истец.
17:29 Суд отказывает в заявленном ранее ходатайстве о просмотре видеозаписей подбросов.
17:30 Поскольку ходатайств больше нет, суд объявляет продолжение слушаний 20 апреля 2017 года в 14:00.
20 апреля 2017 г.НаверхСвернуть
13:15

Зал судебных заседаний Верховного суда понемногу наполняется слушателями. Ощущается с трудом сдерживаемое волнение. Стороны сосредоточенно готовятся к выступлению в прениях.

13:50 Большинство мест в зале уже заняты.
14:09 Начинаются слушания. Омельченко заявляет короткое ходатайство о приобщении заявления Европейского союза по вопросу преследования Свидетелей Иеговы в России. В нем Европейский союз говорит, что «исковое заявление от 15 марта, поданное Министерством юстиции Российской Федерации в Верховный Суд, является последней предпринятой жесткой мерой в борьбе против Свидетелей Иеговы и дальнейшим усилением нарушения их прав и судебного преследования, которым они подвергаются в России, что противоречит международным стандартам в области свободы религии или убеждений». Суд уточняет, как это заявление может повлиять на исход сегодняшнего слушания. Омельченко говорит, что это доказательство о нарушении ст. 18 Европейской конвенции. Хотя Европейский союз не является органом Совета Европы, оно сделано на заседании Совета Европы. Суд отказывает в приобщении документа.
14:15 Суд приступает к прениям. Выступление представителя Минюста.
14:16 Минюст обращает внимание на то, что Россия придерживается принципа верховенства закона. Для закона о свободе совести предусмотрены рамки. Минюст обращает внимание, что само название УЦ — «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России» — указывает на то, что централизованная организация осуществляет контроль над МРО. Минюст обращает внимание на лидирующую роль УЦ во взаимодействии с МРО. УЦ согласует вопросы, связанные с назначением председателей МРО и т.п. Организации Свидетелей Иеговы представляют собой целостный организм. Для них характерно организационное единство. Ссылки на каноническую связь Минюст считает неубедительными.
14:25 Как считает представитель Минюста, тот факт, что ответчик продолжает заявлять о подбросах, свидетельствует о том, что УЦ не раскаивается в экстремистской деятельности.
14:28 Представитель Минюста: хотя многие религии выражают то или иное отношение к светским властям, тексты Свидетелей Иеговы содержат непозволительно оскорбительные способы выражения истинности их верований. Экстремистскими признаны не цитаты Библии, а интерпретации того, что написано в Библии.
14:35 Минюст полагает, что широкое освещение судебных решений о признании материалов экстремистскими давало УЦ все возможности не ввозить в страну литературу, которая подпадала бы под аргументацию судов о том, что считать экстремистской деятельностью.
14:35 О грубом нарушении антиэкстремистского законодательства, по мнению Минюста, говорит тот факт, что УЦ на протяжении 25 лет ввозил материалы, которые впоследствии были признаны экстремистскими.
14:38 Минюст считает цинизмом тот факт, что в литературе Свидетелей Иеговы слово «экстремистский» (применительно к литературе Свидетелей Иеговы) берется в кавычки — несмотря на то, что решения судов о признании литературы экстремистской вступили в законную силу.
14:40 Подводя итог, представитель Минюста, как и прежде, просит ликвидировать УЦ и все МРО Свидетелей Иеговы, конфисковать их имущество и все это — не дожидаясь вступления решения суда в законную силу.
14:42 Выступление в прениях начинает представитель административного ответчика Омельченко.
14:45 Омельченко анализирует неправовой характер обобщения, сделанного Минюстом, о том, что различные организации Свидетелей Иеговы будто бы являются единой организацией «со структурными подразделениями».
14:50 Омельченко приводит нормы законодательства о противодействии экстремизму. Закон не предусматривает таких экстремистских действий, как «деяние в форме бездействия», «деяние, совершенное неумышленно, по неосторожности». Верховный суд России не раз указывал, что экстремизмом могут быть только активные действия, направленные на насильственное изменение основ конституционного строя.
15:02

Представитель истца, по мнению Омельченко, дал в прениях какую-то собственную трактовку того, что такое экстремизм. Однако ответчик напоминает, что законную трактовку дают Верховный и Конституционный суд РФ. А эти суды постановили, что экстремизмом может считаться «разжигание розни и пропаганды социального, расового, национального, религиозного превосходства, наличие которого должно определяться с учетом всех значимых обстоятельств каждого конкретного дела, а именно формы и содержания деятельности или информации, их адресатов и целевой направленности, общественно-политического контекста, наличие реальной угрозы, обусловленной в том числе призывами к противоправным посягательствам на конституционно охраняемые ценности, обоснованием или оправданием их совершения».

«Ограничение посредством антиэкстремистского законодательства свободы совести и вероисповедания, свободы слова и права на распространение информации не должно иметь места в отношении какой-либо деятельности или информации на том лишь основании, что они не укладываются в общепринятые представления, не согласуются с устоявшимися традиционными взглядами и мнениями, вступают в противоречие с морально-нравственными или религиозными предпочтениями. Иное означало бы отступление от конституционного требования необходимости, соразмерности и справедливости ограничений прав и свобод человека и гражданина».

15:13

Омельченко: Действия Минюста не преследуют легитимную цель, они носят все признаки политических репрессий. «Прошу в удовлетворении требований административного истца отказать полностью».

Полный текст выступления Антона Омельченко (PDF, 184 КБ)

15:16 В прениях выступает адвокат Женков. Он начинает с личного впечатления последних дней. Он оказался в одном из парков Москвы и увидел, что в этот парк пришли десятки Свидетелей Иеговы. У них не было плакатов и вышли они не для того, чтобы протестовать против судебного процесса, который начался в Верховном суде 5 апреля 2017 год. Они вышли, чтобы убрать мусор, скопившийся за зиму. Так кто же эти люди? Экстремисты или добрые христиане?
15:20 Минюст требует отобрать все богослужебные здания Свидетелей Иеговы на территории России, построенные верующими на собственные средства. Подобное происходило в России только единожды, а именно сто лет назад, в 1918 году. Тогда Декретом Совета народных комиссаров было отобрано все имущество, в том числе богослужебные здания, Русской православной церкви.
15:27 Женков: Минюст предположил, что Свидетели Иеговы от отчаяния говорят, что дела против них сфальсифицированы. Однако верующие не отчаиваются, замечает Женков. Они верят словам Библии, что нет ничего тайного, что не стало бы явным. И каждый понесет ответственность перед Богом за свои дела. Буквально на днях, 17 апреля 2017 года Президент РФ одобрил поправку в ст. 303 УК РФ, теперь предусмотрена уголовная ответственность за фальсификацию доказательств по административным делам. Однако проблема фальсификаций должна волновать не только Президента, но прежде всего органы исполнительной власти, такие как Минюст (юстиция в переводе с латыни означает справедливость).
15:35 В деле присутствуют десятки грамот: благодарности не только за благоустройство территории, но за активную жизненную позицию, за помощь пострадавшим от стихийных бедствий, за помощь вынужденным переселенцам с территории Украины, за помощь дому ребенка, за благоустройство досугового центра для детей с ограниченными возможностями, за участие в марафоне «Помоги ребенку» и т.п. «Разве бывает так, что организация одновременно и полезная, и опасная?» — недоумевает Женков.
15:40 Женков анализирует показания свидетелей, как со стороны истца, так и со стороны ответчика.
15:45 Адвокат обращает внимание на экспертные заключения по литературе Свидетелей Иеговы. «Почему я снова останавливаюсь на литературе? Потому что литература, признанная экстремистской,— это единственная претензия к Свидетелям Иеговы в осуществлении экстремистской деятельности».
15:46

Женков: «В этом зале присутствовал человек, который родился в тюрьме. Потому что его маму на 5 месяце беременности приговорили как врага народа к 8 годам лишения свободы только за то, что она была Свидетелем Иеговы. В тюрьме она родила, и два года ребенок провел в тюремном детском доме. Отец не мог забрать его, потому что был сослан в Сибирь. В 1991 году государство признало мать жертвой политических репрессий, извинилось перед ней, назначило пенсию. И вот здесь в суде этот человек, родившийся в тюрьме, подходил ко мне и спрашивал: „Неужели Минюст желает повторения этой страшной истории?“. А я не знал, что ответить. Я и сейчас не знаю, что двигает представителями Министерства юстиции и теми, кто направляет этот процесс».

15:50

Женков: «Что будет в случае, если суд удовлетворит просьбу Минюста? Уважаемый суд, если в этом воля государства, тогда страна успешно приобретает себе 170 тысяч узников совести и соответствующую репутацию. Если же воля государства в том, чтобы соблюдался закон, то решение суда может быть только одно – отказать Минюсту в удовлетворении административного иска».

Полный текст выступления Виктора Женкова (PDF, 174 КБ)

15:52 Выступление в прениях начинает представитель ответчика Топоров. «Обвинять Свидетелей Иеговы в экстремизме — это все равно, что обвинять в экстремизме младенца. Только младенец не способен совершать экстремистскую деятельность в силу своего возраста, а Свидетели Иеговы — в силу своего религиозного мировоззрения. Для них призывы к какому-либо насилию над людьми, насильственные действия, вражда и ненависть к людям по любым признакам — это серьезные грехи против Бога».
16:02 Говоря о самостоятельности МРО, Топоров ссылается на устав УЦ. МРО наделены абсолютным правом без учета волеизъявления Управленческого центра определять срок своего присутствия в названной структуре, решать вопросы о ликвидации, переходе в другие централизованные религиозные организации и т.п. «УЦ не вправе ликвидировать МРО, не является их учредителем… Какое же это структурное подразделение?» — вопрошает Топоров.
16:12

Завершая свое выступление, Топоров целиком приводит высказывание правозащитника Л. Алексеевой. В конце он говорит: «Вы, уважаемый суд, именно вы, здесь и сегодня можете устранить несправедливость и нечестность по отношению к сотням тысяч российских граждан, восстановить их доброе имя, укрепить доверие к закону о противодействии экстремизму, ясно показав различие между настоящими экстремистами и экстремистами, нарисованными на бумаге. Надеемся, что у суда хватит мужества сделать это и принять справедливое и беспристрастное решение, руководствуясь законом и даром от Бога — человеческой совестью».

Полный текст выступления Юрия Топорова (PDF, 190 КБ)

16:13 Выступление в прениях начинает представитель Новаков. Он обращает внимание, что из-за приостановления деятельности верующие по всей стране подверглись массовому нарушению прав: на богослужения вторгались правоохранители органов и переписывали персональные данные граждан, не совершивших никакого правонарушения. Сотрудники полиции осуществляли незаконное задержание, доставление в полицию, личный обыск, видеосъемку лиц. Возбуждаются административные дела, выносятся предостережения о возможности привлечения к уголовной ответственности по ст. 282 УК РФ.
16:16 Упомянув участившиеся нарушения прав, Новаков говорит: «Тем более, если Суд вынесет решение о ликвидации, это породит еще более трагичные последствия в масштабах всей страны. Любой Свидетель Иеговы может быть признан экстремистом со всеми вытекающими последствиями — повсеместным религиозным насилием против Свидетелей: от уничтожения и порчи имущества и нападений вплоть до причинения тяжкого вреда здоровью и убийств мирных верующих граждан на почве религиозной ненависти. На любом международном уровне вина за попустительство насилию и преследование по надуманным обстоятельствам будет возложена именно на органы государственной власти в России».
16:32

Новаков напоминает, что представитель Минюста в своих прениях обвинил Свидетелей Иеговы в цинизме. «Я скажу, что такое цинизм»,— говорит Новаков. Когда Минюст в суде над МРО сначала говорит, что права УЦ не затрагиваются, а потом эти решения предъявляет как основание для ликвидации УЦ. Или когда гораздо более жесткие высказывания против Свидетелей Иеговы Минюст воспринимает как «обычную критику», при этом называет «экстремизмом» те высказывания, которые далеки от экстремизма. Когда вопреки имеющимся данным Минюст отмахивается от сообщений о фальсификации, при этом не решается привести как основание для иска те случаи, когда фальсификация четко зафиксирована на видео. «Вот что такое цинизм!» — завершает Новаков.

Полный текст выступления Максима Новакова (PDF, 125 КБ)

16:40 Выступление в прениях начинает представитель Черепанов. Он считает, что, если суд оставит Свидетелей Иеговы в правовом поле, Россия не только не потерпит урона, а наоборот улучшит свою репутацию как внутри страны, так и на международной арене. Решения против Свидетелей Иеговы обжалованы в ЕСПЧ и Комитет по правам человека в ООН.
16:45 «У нас с Минюстом десятилетиями было хорошее сотрудничество,— говорит Черепанов. — Думаю, Минюст должен чувствовать себя в каком-то смысле нашим заступником, он же нас зарегистрировал!» Обращаясь к представителям Минюста, Черепанов говорит: «Давайте дружить! Не превращайтесь в карательный орган. Нам не хочется с вами судиться, мы просим, чтобы вы нам помогали, а не искали повода нас закрыть».
16:47 Черепанов говорит о проблеме очернения доброго имени Свидетелей Иеговы в СМИ. Приписываются разные злодеяния, например, «отъем квартир». Доказывая ложность этого мифа, Черепанов вспоминает библейскую заповедь «Не пожелай чужого».
16:50

«Сила могущественного государства как раз в том, чтобы защищать интересы меньшинства, потому что большинство постоит само за себя».

Полный текст выступления Сергея Черепанова (PDF, 105 КБ)

16:55 Выступает представитель ответчика Калин: «Необоснованным и необдуманным обвинением Минюст не только унижает себя и свои функции, но унижает все государство в глазах международного сообщества. Если у уважаемого представителя Минюста есть личные убеждения, что Свидетели Иеговы — экстремисты, мне очень жаль. Если представитель Минюста стал жертвой обстоятельств, в которое он попал, и вынужден исполнять просто роль обвинителя, мне тоже жаль. Но в том и другом случае придется отвечать перед собственной совестью».
16:56

Калин напоминает об ответственности перед Богом и говорит: «Пользуясь случаем, хочу вынести предупреждение Генпрокуратуре и Минюсту. Пожалуйста, опомнитесь! Пожалуйста, одумайтесь!»

Полный текст выступления Василия Калина (PDF, 46 КБ)

17:00 Стороны обмениваются репликами.
17:01 Представитель Минюста напоминает, что суть иска в том, чтобы ликвидировать юридическое лицо, Минюст не предъявляет претензий к физическим лицам. Минюст напоминает суду показания одного из свидетелей истца, который был исключен из религиозной общины. Минюст считает это нарушением прав граждан. В ответной реплике Женков напоминает о том, что в свое время Русская православная церковь отлучила от церкви писателя Л. Толстого. В наше время РПЦ отказалась отменить решение об отлучении, несмотря на ходатайства об этом. Это внутреннее дело церкви. Женков спрашивает, не намерен ли Минюст предъявить РПЦ какие-либо требования.
17:09 Суд удаляется в совещательную комнату.
17:18 Зал наполняется телевизионными журналистами.
18:25 Суд по-прежнему в совещательной комнате. Зал ждет оглашения судебного акта.
18:50

Верховный суд принял решение ликвидировать централизованную религиозную организацию Свидетелей Иеговы в России, а также все 395 местных религиозных организаций этой религии.

Верующие уже начали готовить жалобу в апелляционную инстанцию (коллегию, состоящую из трех судей Верховного суда), которая должна быть рассмотрена в течение месяца.