Эта страница переведена с помощью машинного перевода. Машинный перевод этой страницы отключен.

Как силовики ищут экстремистов: охота на пожилых

На фото слева направо, сверху вниз: Елена Зайщук, Нина Пурге, Калерия Мамыкина, Любовь Галактионова, Вера Золотова, Раиса Усанова, Майя Карпушкина, Ольга Опалева

Спецназ врывается к беззащитной престарелой женщине. Скорая помощь, больница, подорванное здоровье. За ней следили — как она молится, читает, поет и говорит с другими о Боге. Для силовиков она «экстремист». Этот сценарий они отработали по меньшей мере на 20 россиянках от 60 до 87 лет.

В слежках и облавах на инакомыслящих пенсионерок заняты практически все правоохранительные структуры: ФСБ, прокуратура, Следственный комитет, Росгвардия, ФСИН, ОМОН, СОБР.

Инфаркты, инсульты, обострения хронических болезней и осложнения после операций — лишь некоторые последствия слепого либо предвзятого применения антиэкстремистского законодательства, которое стало почвой для травли пожилых верующих.

Особо показательна ситуация во Владивостоке, где обвинения в экстремизме были выдвинуты сразу против шести женщин преклонного возраста: Елены Зайщук (85 лет), Раисы Усановой (72 года), Нины Пурге (79 лет), Наили Когай (68 лет), Любови Галактионовой (73 года) и Надежды Анойкиной (62 года). От стресса, полученного из-за действий силовиков, у женщин ухудшается и без того слабое здоровье.

Кроме того, уголовное преследование негативно отразилось на материальном положении ни в чем не повинных людей. Наиля Когай и вовсе лишилась средств к существованию, поскольку все ее сбережения с началом уголовного преследования заблокированы.

По тем же обвинениям в тюрьме могут оказаться две пенсионерки из Спасска-Дальнего (Приморский край) — Ольга Панюта (60 лет) и Ольга Опалева (67 лет). Они провели по 2 дня в ИВС, а затем 357 дней под домашним арестом.

Для Опалевой такие потрясения могли стоить жизни. В ночь перед обыском медики диагностировали у нее инфаркт, после которого она 2 дня провела в тюремном изоляторе. А во время одной из поездок в суд прямо в конвойном автомобиле у нее случился инсульт, обернувшийся параличом всей левой стороны тела, а также сильнейшими головными болями. Уголовное дело не закрыто.

Под статью об экстремизме из-за религиозных убеждений попали и другие женщины почтенного возраста:

У 87-летней Ольги Верёвкиной из Калуги группа вооруженных силовиков провела обыск. «Полная бригада в камуфляже боевиков. Постановления не было показано. Говорят: „Встать!“ Я отвечаю: „Я не могу, я немощная“. У меня поднялось давление 200 на 115», — рассказывает сама Ольга.

Нередко во время спецмероприятий силовики оправдываются: мол, никаких личных претензий к верующим, это просто работа. Но, учитывая, что запугивающие действия силовиков представляют собой реальную угрозу жизни пожилых мирных женщин, некоторые задаются вопросом: оправданы ли столь жесткие меры? Комментируя рейды в Калуге, адвокат Антон Омельченко заявил: «Если наши сотрудники правоохранительных органов, чтобы прийти к пожилой женщине, собирают толпу, надевают маски, берут с собой оружие, то какие же они трусы!»

Особняком стоит уголовное дело против 78-летней Калерии Мамыкиной, за которой более года велась слежка. По мнению оперативников, чтение Библии и разговоры с друзьями о Боге являются преступными деяниями. Семь месяцев длилось расследование по ее делу, пока следователь не пришел к выводу, что обвиняемая «реализовывала свое право на свободу вероисповедания, предусмотренное ст. 28 Конституции РФ, в связи с чем в ее действиях отсутствует состав преступления».