Россия попросила у ЕСПЧ дополнительное время на подготовку ответа по делу Свидетелей Иеговы

Фото: Oleg Mikhaylov / Shutterstock.com

Попытка полного запрета Свидетелей Иеговы в России

17 сентября 2018 года заместитель министра юстиции РФ Михаил Гальперин попросил Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) предоставить России дополнительную 3-месячную отсрочку на подготовку замечаний к требованиям о компенсации по жалобам №10188/17 «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России и Калин против Российской Федерации» и № 3215/18 «МРО Глазова и другие против Российской Федерации». Суд предоставил отсрочку до 7 декабря 2018 года.

Общая сумма требований о компенсации по данным жалобам превышает 6 миллиардов рублей (79 215 679 евро). Жалобы были поданы в связи с решением Верховного суда России о ликвидации и запрете деятельности всех зарегистрированных организаций Свидетелей Иеговы, а также об обращении всей их собственности, прежде всего всех богослужебных зданий, в доход государства.

В своем заявлении о компенсации верующие подчеркивают, что основным требованием к Российской Федерации является возврат им конфискованной недвижимости на всей территории России.

ЕСПЧ признал жалобы №10188/17 и № 3215/18 приемлемыми и сообщил, что рассмотрит их в приоритетном порядке. В марте 2018 года правительство России направило в Страсбургский суд свои замечания по существу жалобы №10188/17 «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России и Калин против Российской Федерации», подчеркнув, что решение Верховного суда и апелляционное определение, которым оно оставлено в силе, «не дают оценки вероучения Свидетелей Иеговы, не содержат ограничения или запрета исповедовать индивидуально вышеуказанное учение» (пар. 91). Однако не прошло и месяца после данного заявления как в России начались массовые обыски и аресты верующих, что вызывает наибольшую озабоченность как прямое следствие решения Верховного суда.

Отсрочку на подготовку замечаний к требованиям о компенсации Михаил Гальперин обосновал большим числом заявителей и большим объемом документации, а также необходимостью провести проверку заявленных требований, что подразумевает запрос данных по недвижимости из различных органов российской власти по всей стране.