Как верующих в России превратили в «экстремистов»?

Попытка полного запрета Свидетелей Иеговы в России

Для реализации хитроумного плана российским властям понадобилось 9 лет. Хронология основных этапов, а также высказывания аналитиков приводятся в 7-минутном видео.

Видеокадры облав на мирных Свидетелей Иеговы шокируют. Как законопослушные Свидетели Иеговы стали в России «экстремистами»?

Декабрь 2009: Верховный суд РФ признал «экстремистскими» 34 публикации Свидетелей Иеговы; ликвидирована МРО Свидетелей Иеговы «Таганрог»

Август 2011: возбуждено уголовное дело по статье «экстремизм» в отношении 16 таганрожцев.

Апрель 2013: обыски в Управленческом центре Свидетелей Иеговы в России

Февраль 2014: начало систематических подбросов «экстремистских» материалов верующим с последующими обысками.

Апрель 2015: Свидетелям Иеговы запрещен ввоз библейских публикаций в Россию; миллионы журналов задержаны российской таможней

Март 2016: обвинительный приговор для всех 16 таганрожцев; приговор до 5,5 лет лишения свободы условно.

Июль 2016: акция вооруженного спецназа против верующих в Карелии; начинается силовое давление на верующих в разных частях России

Апрель 2017: Верховный суд РФ ликвидирует все 396 организаций Свидетелей Иеговы в России со ссылкой на «экстремизм»

Май 2017: в г. Орле в СИЗО отправлен первый верующий — Деннис Кристенсен.

7 декабря 2017: Санкт-Петербургский суд узаконил захват недвижимости, в которой располагался Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России; недвижимость принадлежит иностранному собственнику – «Обществу Сторожевой Башни, Библий и трактатов Пенсильвании».

20 декабря 2017: Ленинградский областной суд признал «экстремистским материалом» русский перевод Библии, распространявшийся Свидетелями Иеговы.

Апрель 2018: в Уфе проведены обыски, в СИЗО отправлен Анатолий Вилиткевич

Алена Вилиткевич: В 6:40 утра прозвенел звонок в дверь.

Альфия Ильясова: Я находилась дома с детьми.

Венера Михайлова: Видела вооруженных людей на улице.

Олеся Якимова: Были жилеты ОМОНа, маски и автоматы.

Елена Кожевникова: Очень громко стучали, пришлось открыть.

Гульфия Хафизова: Когда муж открыл двери, этот молодой человек приставил к лицу моего мужа пистолет.

Венера Михайлова: Начали обыск. Швырялись везде, везде лезли.

Гульфия Хафизова: Нам не разрешили общаться друг с другом, не разрешили звонить кому-либо.

Олеся Якимова: Когда нас привезли в следственный комитет, поднявшись на 2 этаж, моей маме сразу стало плохо, и она упала в обморок.

Елена Кожевникова: Подбежала к сестре, она уже лежала на полу, на грязном полу. Мы кричали: «Помогите, кто-нибудь!» Никто нам не помог.

Олеся Якимова: И просто толпа людей, мужчин, которые меня окружали, смотрели на все это, как будто это, действительно какой-то фарс и цирк.

Елена Кожевникова: Потом приехала скорая. Ее увезли. Дочь ее отпустили вместе с ней, меня – нет.

Олеся Якимова: То есть, я фактически чуть не потеряла в этот день свою маму.

Альфия Ильясова:  Я не за себя боюсь, я боюсь за своих детей. И что они будут делать без меня.

Сюзанна и Артур Ильясовы: Мы ничего плохого не сделали, а на нас пришли с автоматами, ну и как будто мы какие-то преступники.

В течение следующих месяцев в России проведены десятки подобных обысков и арестов.

Ярослав Сивульский из «Европейской ассоциации Свидетелей Иеговы»: «Во время слушания дела в Верховном суде представители Министерства юстиции неоднократно утверждали, что решение суда никак не затронет простых верующих. Оно будет касаться только юридических лиц. Но что мы видим по факту?  Попирается 28-я статья Конституции Российской Федерации, которая гарантирует свободу совести и вероисповедания, попираются нормы международного права».

Массимо Интровинье, директор-основатель международного Центра изучения новых религий (Италия): «Во времена фашизма Свидетели Иеговы сталкивались с преследованиями. Однако их преследовали не за экстремизм, а как раз наоборот. Их преследовали за пацифизм, за отказ сотрудничать с фашистским режимом, за то что они не поддерживали воинственные речи и настроения общества. Можно сказать, что их преследовали за то, что они не были экстремистами. Поэтому, когда я узнал, что Свидетелей Иеговы в России преследуют за экстремизм, для меня это прозвучало нелепо».

Михаил Ситников, журналист: «Вот так просто в моей стране, оказывается, можно расправиться, я подчеркиваю это слово „расправиться“, с достаточно большим количеством верующих людей, с их достоинством, их религиозными чувствами. Если бы это происходило в каком-нибудь кино, да, наверное, это было бы здорово, это была бы находка – показать как можно издеваться над людьми».

Александр Верховский, член Совета по правам человека при Президенте РФ: «Многие эти репрессивные механизмы выдумываются не для какой-то конкретной группы, а под какую-то другую угрозу, не религиозную, собственно говоря, а скорее политическую. И потом применяются часто довольно неожиданным образом».

Герхард Безье, религиовед: «Поэтому было бы весьма коварным переносить термин „экстремизм“, политический термин, на религиозную сферу».

Массимо Интровинье: «Я еще не встречал ни одного эксперта, который не был бы согласен с тем, что действия России по отношению к Свидетелям Иеговы — незаконны, учитывая международную Конвенцию по правам человека, которую подписала Россия».

Александр Верховский: «Фактически, применительно к Свидетелям Иеговы, это означает что все, ну по крайней мере совершеннолетние Свидетели Иеговы, потенциально могут преследоваться в уголовном порядке».

Михаил Ситников: «Как это понимать? Мол, смотрите, мы с вами, как с кроликами, можем все что угодно сделать. И даже не только с вами. А вот он, датчанин, вот из-за его приезжает представитель официально из Дании, а мы начихали на это. Как держали, так и будем держать. Устрашение? Кого устрашать?»

Александр Верховский: «Нет ни одной демократической страны, где существовал бы такой механизм».

Массимо Интровинье: «Одна из целей России – придать видимость законности решению о ликвидации Свидетелей Иеговы».

Герхард Безье: «Мы не должны оставлять попыток донести до общественности что происходит».

По данным на 8 августа 2018 года в СИЗО находятся 26 верующих.