Аресты верующих по всей России

10 апреля 2018 года во время обыска у себя в квартире в Уфе был арестован Анатолий Вилиткевич. Верховный суд республики Башкортостан оставил в силе решение нижестоящего суда о его заключении под стражу. Одновременно с этим обыски проходили еще в 7 жилищах уфимцев.

Алена Вилиткевич вспоминает: «В 6:40 утра прозвенел звонок в дверь. Мы еще спали. Толя открывает дверь и я вижу, что в коридор входят люди, двое в масках с автоматами, и еще потом вошло 8 человек».

Елена Кожевникова: «Когда муж спросил через дверь: „Кто там?“, сказали: „Вы нас заливаете“. Он сказал: „Вообще-то мы на первом этаже живём“. Они сказали: „Следственный комитет. Открывайте“. Очень громко стучали, пришлось открыть. Тогда ему приставили прям в лоб автомат. Затолкнули обратно и стали кричать: „Где семья?! Где твоя семья?!“

Альфия Ильясова: «Я находилась дома с детьми. Моей дочери семнадцать лет, а сыну восемь лет».

Венера Михайлова: «Дети все были шокированы, всех подняли».

Оксана Лапина: «И мой внук, которому 4 года, испугался, стал сильно плакать».

Олеся Якимова: «Я вообще проснулась от того, что мама кричала, что полиция. Она не знала что делать. Для нас это, естественно, нестандартная ситуация, стресс. Огромная толпа людей на двух беззащитных женщин».

В ходе обысков у верующих, в том числе у подростков и детей, изымались все электронные устройства, телефоны, личные записи.

Оксана Лапина: «Они конфисковали две Библии Синодального перевода, мои личные записи. У моей дочери конфисковали диск хрестоматии за 9-й класс. По-видимому, подумали, что хрестоматия связана как-то с Христом».

Сразу после обысков всех верующих, в том числе с маленькими детьми, отвезли на допрос в Следственный комитет.

Олеся Якимова: «Когда нас привезли в Следственный комитет, поднявшись на 2 этаж, моей маме сразу стало плохо, и она упала в обморок».

Елена Кожевникова: «Подбежала к сестре, она уже лежала на полу, на грязном полу. Мы кричали: „Помогите, кто-нибудь!“ Никто нам не помог».

Олеся Якимова: «То есть практически на моих руках умирала моя мама. У нее остановилось дыхание, она кричала от боли, у нее распирало грудную клетку, не бился пульс. И просто толпа людей, мужчин, которые меня окружали, смотрели на все это, как будто это, действительно какой-то фарс и цирк».

Елена Кожевникова: «Они перешагивали через ее руки, которые все время вот так падали, они ходили в курилку через нас, пока мы лежали на полу. В какой-то момент мне показалось, что она уже умирает, потому что она посинела и сказала: „Я вижу свет“… Потом приехала скорая. Ее увезли. Дочь ее отпустили вместе с ней, меня – нет».

Олеся Якимова: «То есть, я фактически чуть не потеряла в этот день свою маму».

В итоге мама Олеси провела в больнице почти две недели. Даже спустя время те, кто пережил эти облавы, едва находят слова чтобы описать свои чувства.

Венера Михайлова: «Я такого никогда не видела, чтобы так нападали на людей. Это было очень больно, как будто танком огромным проехали по груди».

Олеся Якимова: «И разговаривали как с преступниками».

Сюзанна и Артур Ильясовы: «Мы ничего плохого не сделали, а на нас пришли с автоматами, ну и как будто мы какие-то преступники. Вот это было очень неприятно».

Елена Кожевникова: «Муж сказал, что такого унижения не испытывал за свои 50 лет жизни никогда».

К сожалению, подобные унижения мирных граждан стали нормой в современной России.

На кадрах оперативной видеосъемки, опубликованной Следственным комитетом РФ, видно, как вооруженные правоохранители ломают дверь верующих и кричат: «Полиция! На пол! На пол! Руки на затылке!»

За последние два месяца были проведены десятки обысков в более чем 10 регионах России. Задействованы сотни правоохранителей. На момент подготовки видео сюжета, под стражей находятся 12 верующих.

Алена Вилиткевич: «Конечно скучаю, может быть уже немножко осознала, что произошло, что пока он будет там. Но теперь, просто скучаю, не хватает. Потому что всегда, каждый день вместе, вместе, а тут нету».

Анатолий Вилиткевич из Уфы по решению суда остается под стражей. Родственники и друзья Анатолия очень надеются, что несмотря на угрозы правоохранителей, исход этого уголовного дела все же не предопределен.

Алена Вилиткевич: «Зашел следователь, я спросила у него: „Извините, а можно спросить, могу ли я сим-карту забрать?“ Он очень грубо и зло говорит: „Нет! Можете покупать новые телефоны, новый планшет и искать нового мужа!“»

Альфия Ильясова: «Один из оперуполномоченных сказал, что вас ожидает условный срок, а Анатолия Вилиткевича реальный срок. Получается, они заранее уже нам и приговор вынесли».

Массовые обыски и аресты верующих стали прямым следствием решения Верховного суда о ликвидации и запрете деятельности всех юридических лиц Свидетелей Иеговы.

Рассказывает Ярослав Сивульский из Европейской ассоциации Свидетелей Иеговы: «Во время слушания дела в Верховном суде представители Министерства юстиции неоднократно утверждали, что решение суда никак не затронет простых верующих. Оно будет касаться только юридических лиц. Но что мы видим по факту? Попирается 28-я статья Конституции Российской Федерации, которая гарантирует свободу совести и вероисповедания, попираются нормы международного права».

Свидетели Иеговы направили жалобу в Европейский суд по правам человека. Она будет рассмотрена в приоритетном порядке. А пока Алена Вилиткевич снова и снова прочитывает трогательные письма от своего мужа и надеется, что уже скоро он будет на свободе. «Аленчик, я люблю тебя,— пишет ей Анатолий из-под стражи.— Видимо, мы пока не сможем увидеться. Но ты не сдавайся и держись. Я тоже буду стараться. Пожалуйста, звони моей маме, ей сейчас нужна твоя помощь. Ты у меня сильная. Я всегда это знал. Если получится, передавай от меня привет твоим всем и всем, кого знаю. Люблю тебя».