Судебные процессы

МОСКОВСКИЙ ПРОЦЕСС ОБЗОР СОБЫТИЙ ДНЯ

17, 18 февраля 1999 года

17 февраля прокурор продолжила задавать колкие вопросы в адрес адвокатов ответчика. Вопросы касались канонической структуры московской общины, в частности, процедуры назначения подсобных, общих и специальных пионеров. Прокурор также хотела знать в деталях, как осуществляется процедура порицания и исключения из собрания. (На большинство из этих вопросов уже были даны обстоятельные ответы в ходе четырех предыдущих уголовных расследований, которые не нашли доказательств преступной деятельности.) Когда прокурор забредала-внедрялась в область, касающуюся религиозных доктрин или вопросов, не имеющих отношения к Представлению, судья снимала вопросы. Судья неоднократно напоминала прокурору следовать установленным правилам ведения процесса. Напряжение стало очевидным, когда судья давала понять, что она не собирается идти на поводу у прокурора. В конце концов раздражение прокурора вылилось в немотивированное заявление об отводе председательствующего судьи.

Согласно процессуальным правилам, судья выслушивает мнения обеих сторон по отводу. Затем удаляется, а два народных заседателя возвращаются. Эти две пожилые женщины сидели по обе стороны от судьи в течение всего слушания. Они формально принимают решения относительно того, когда судья проявляет любого рода пристрастное отношение. Они не согласились с этим утверждением и отклонили ходатайство.

Послеобеденное заседание продолжилось вопросами. Прокурор пыталась вникнуть в деятельность Комитетов по связям с больницами, учрежденными Свидетелями Иеговы. Каждым вопросом она хотела поддержать свою теорию, что Свидетели Иеговы принуждают отказываться от крови. Приблизительно в 15:30 она прервала свои вопросы, попросив объявить перерыв до 10:00 (транскрипт - 15:00), четверга 18 февраля. Судья согласилась, но попросила прокурора обеспечить явку свидетелей на следующее заседание.

К 10 часам 18 февраля прибыли представители защиты. К этому времени там уже было несколько священников и членов московской общины. Пришли некоторые свидетели со стороны истца. Все терпеливо ждали прокурора. Судья выждала 50 минут. Прокурора не было. В 10:50 судья открыла заседание и объявила, что три минуты назад от прокурора по факсу поступило заявление. В нем сообщалось, что прокурор не может присутствовать ввиду “неотложных служебных мероприятий”. Однако она может прийти в понедельник 22 февраля 1999 года. Судья, без особого удивления, предложила адвокатам защиты высказаться по этому заявлению. Леонтьев сказал, что он готов и предложил суду отложить рассмотрение дела до завтра. Бернс предложил это на рассмотрение суда, вежливо напомнив судье, что защита присутствует и готова прямо сейчас продолжить участие в процессе.

Слушание перенесли на понедельник 22 февраля 1999 года.