Судебные процессы

МОСКОВСКИЙ ПРОЦЕСС ОБЗОР СОБЫТИЙ ДНЯ

10 февраля 1999 года

10 февраля 1999 года судебное разбирательство в Головинском суде обратилось в область богословия, когда помощник прокурора Кондратьева Татьяна Ивановна доказывала, что религиозная литература Свидетелей Иеговы разжигает религиозную рознь. Адвокат ответчика, Артур Леонтьев, попросил прокурора обосновать свое утверждение. Как выяснилось, прокурор усматривает разжигание религиозной розни в том, что Свидетели Иеговы считают свою религию истинной. Адвокат Леонтьев вручил судье и прокурору по экземпляру Библии и процитировал Послание к Ефесянам, главу 4, стих 5, где говорится о том, что существует “один Господь, одна вера, одно крещение”. Судья попросила прокурора ответить: “Является ли это разжиганием религиозной розни?” Кондратьева сказала, что вопросы богословия не относятся к ее компетенции и что на них “может дать ответ только специалист в данной области”.

Леонтьев перешел к дальнейшим пояснениям из представления прокурора, которые, как было видно из вопросов адвоката, также основывались на цитатах из Библии и религиозной доктрине Свидетелей Иеговы. Вскоре судья, прокурор и Леонтьев - с Библиями в руках - бурно обсуждали отрывки из Библии, такие, как Иакова 1:27; Иоанна 17:18; Откровение 18:1-4. Сославшись на последний библейский текст, прокурор заявила, что его применение к другим религиям является извращением Библии, что это оскорбляет чувства верующих других конфессий, чем и нарушается закон.

Адвокат Леонтьев обратил внимание Кондратьевой на публикации Русской Православной церкви, которые в резкой форме критикуют религию Свидетелей Иеговы. Считается ли это нарушением закона? “Я не готова ответить на этот вопрос”,- ответила прокурор. Перебив ее, судья напомнила, что вчера прокурор потратила три часа на обсуждение литературы Свидетелей Иеговы, и попросила отвечать на вопросы. В конце концов Кондратьева признала, что религиозная литература Свидетелей Иеговы не побуждает к насилию и социальной дискриминации, однако осталась твердой в убеждении, что распространение этих религиозных учений разжигает религиозную рознь. Кроме того, Леонтьев спросил: “Можете ли вы сказать, кто конкретно из членов московской общины разжигал религиозную рознь?” Прокурор не могла назвать ни одного конкретного имени и в качестве аргументации привела лишь распространение ими религиозной литературы.

Далее, до перерыва, свои вопросы задавала Галина Крылова. Она поинтересовалась, была ли прокурор когда-нибудь на собраниях Свидетелей Иеговы. Та ответила “нет”. Тогда адвокат спросила: “Как вы можете судить о деятельности общины, ни разу не посетив собрание?” Прокурор уклонилась от прямого комментария.

После перерыва заседание продолжилось вопросами защиты, связанными с решениями Европейского Суда по делам Коккинакиса, Мануссакиса и Цавачидиса. Во всех трех случаях Европейский Суд приходил к заключению, что право Свидетелей Иеговы на публичное проповедование и религиозные собрания защищено статьей 9 Европейской Конвенции. После ряда вопросов прокурор наконец признала приоритет Европейской Конвенции и решений Европейского Суда, которые являются частью российского законодательства. Тогда адвокат ответчика Леонтьев спросил: “Согласны ли вы в силу этих норм отказаться от иска?” Прокурор не захотела сдавать позиций и заявила, что упомянутые решения Европейского Суда относятся только к отдельным лицам, а не к организации и что они не могут быть использованы для защиты Свидетелей Иеговы в России.

К концу дня прокурор перешла к доказательству второго пункта, приведенного в качестве основания для запрещения Свидетелей Иеговы, а именно: своими религиозными учениями они принуждают к разрушению семьи. Чем подкрепляется подобное утверждение? Прокурор заявила, что в литературе Свидетелей Иеговы прослеживается учение о том, что только они переживут Армагеддон. На вопрос суда, какова взаимосвязь между Армагеддоном и принуждением к разрушению семьи, прокурор ответила, что религиозная литература учит, что только Свидетели будут спасены - и это отдаляет членов семьи друг от друга. Далее суд поинтересовался о происхождении этого учения и том, чему учат другие религии. Прокурор Кондратьева затруднилась ответить, упомянула что-то об аде и рае и в конце добавила, что она не компетентна в этих вопросах.

Суд отложил слушание на 14 часов 11 февраля 1999 года. Вопросы по учениям продолжатся, так как адвокаты ответчика только приступили к допросу истца по 55 ссылкам на религиозную литературу и учения, содержащиеся в дополнительном представлении прокурора.